1
Итак, я был репортёром "Hard Copy".
Настолько дерьмовое шоу, что все другие новости смотрели на нас с высока. А потом стали такими такими же.
Что ж, в 27 лет, меня ненавидела вся Америка.
Возожно и мир.
И я носил усы, за которые до сих пор извиняюсь.
Моё имя стало нарицательным.
2
Что люди думают обо мне?
Что я настоящая.
Понимаете, я не буду извиняться за то, что росла в нищете, или за то, что я деревенщина.
Этого не отнять.
И, что полезла в спорт, где долбанные судьи хотят видеть тебя эдаким старомодным эталоном женщины.
За то, что я первая американка, сделавшая тройной аксель.
И хрен с ними.
3
Её послушать, так я её каждый день резала без анестезии.
4
Ты садовник или цветок, Джон?
Я Джефф.
В паре всегда есть садовник и цветок.
5
После соревнований, она была совершенно другим человеком.
И она не нуждалась в старом Джеффе.
6
Каким нужно быть отбитым, чтобы разбить подруге колено?
Какой друг так поступит?
7
Мне нравилось быть замужней, но не с ним.
Но он вечно звонил, говорил:
"Я был у психолога. Я люблю тебя. Вернись ко мне."
Я... Я хотела, чтобы меня любили.
Я думала, это сработает.
И, я...
Вернулась.
Когда мы снова были вместе, всё полетело в трубу.
8
Выгляжу так, что почти выбралась из дерьма, но всё просрал
9
Ну, я и подумал… Хоть думать — это и не мой конек…
10
Как выяснилось, они оставили след похлеще Марианской впадины, телефонные разоворы, банковские счета.
11
Надо мной будто снова издевались, но на этот раз, всей страной.
Всей страной.
12
У каждого своя правда, а жизнь делает с тобой, что нахер захочет.
Это история моей жизни.