Один дог троих, как ты, стоит.
И клочков бы не осталось.
Ну, чего отворачиваешься?
Конечно, не осталось бы, песочком бы замело.
Знаешь, что они там гуляют, обошел бы их без головной боли. Тоже, герой.
Да и я умник. Что бы я с ними со своей железкой сделал?
Знобит чего-то. Да и вообще, паршиво.
Я вот, знаешь... В общем, девчонку одну подстрелил.
Ну, не убил, конечно, а так, шутка для дебилов - по ногам горохом.
Только она для меня...
Имя у нее замечательное - Лина.
Лина. Нравится? Хотя, чего ты в этом понимаешь?
Знаешь, что мне с этим сделать хотелось?
Вот-вот.
А не сделал. Думаешь, испугался?
Да нифига. Просто глупо.
За ним же, во! Стена.
Папик у него! Директор школы чуть ли не с хлебом-солью встречает:
"Извините, ради Бога, ваш сынок писсуар в туалете копнул, такой шалунишка".
Видак у него дома - экран в полстены.
Весь класс на цыпках бегает:
"Максик, когда на эротику пригласишь?"
А я для него свой человек, лицейский друг. Как говорит мама:
"Стратегическое знакомство".
Ну, надумал. Другого места не нашел.
Я ему серьезные вещи, а он...
Хоть морда у тебя смышленая, а сам дурак дураком.
Что, блохи или голодный? Ладно.
Пойдем ко мне, что ли? Пока родителей нет.
Бабку беру на себя. Так что, накормлю от пуза до хвоста.
Извини, "Педигри Пал" не держим, а вот каша найдется.
Пошли. Пошли, пока не передумал.
Это ты? Я! Я и собака Баскервилей.
Дуй прямо и жди. Я сейчас.
Чего дают? - Кино.
Комедия "Друг" называется, про собаку.
Про какую еще собаку?
Говорящую. Вот, видал, алкоголика перевоспитывает.
Больше уже перевоспитывать их стало некому, одних волкодавов только и слушают.
Ты смотри, что они вытворяют.
Ой, сейчас я ужинать тебе принесу.
Сиди, бабушка, я сам поужинаю.
Хорошо.
Ну, ты здоров пожрать, за пятерых навернул.
Всё, пора на улицу.
Всё, давай.
Давай быстрее, пока родители не вернулись.
Всё, давай, пошли.
Эгоисты, двери закрывайте. Заснули, что ли?
Давай, пошли.
Ты, чего застрял?
Вот, дурак. Это же тот самый, с пустыря.
Ты бы на него еще прыгнул.
Нет, придется тебе у меня переждать.
Тебя только выпусти, они меня враз вычислят. Пошли.
Ну всё, пошли. Наверное, уже можно.
Нет, будешь, дорогой мой, будешь, потому что надо.
Ну и заноза в печеночной коме.
Ну, в своем репертуаре.
Нет, живо под кровать. Родители.
Тебя в взяли в коммерческую фирму в приватном институте, а это целиком зависит от товарища Хавкина.
Хавкина. - Ты сам-то этого добиться не можешь. Что, я не права?
Ты права, ты всегда права.
Вот именно. - Ты хочешь, чтоб я сдох от этих чебуреков в оливковом масле.
О, аллохол весь кончился.
Мой миленький, мой несчастненький Буратино, я куплю тебе много-много аллохола.
Ты думаешь, мне самой очень приятно поддакивать его Адочке?
А что же ты поддакиваешь? Всё, всё.
Да, поддакиваю, да.
И между прочим, когда они придут к нам с ответным визитом, ты будешь целовать ее толстые сарделечные пальчики и есть чебуреки, да, на оливковом масле, потому что товарищ Хавкин их очень любит хавать.
Маруся, раз! - Тише.