А вы, Клюев?
Нет, я не пью. Я разрешаю.
Давайте.
Бери.
За морскую авиацию.
Да брось психовать, Лёня.
До самолёта минут 50.
У тебя жена здесь, под боком. Так, на сегодня все проблемы кончились.
Возьмёшь мою машину.
Спасибо, Георгий Васильевич. За вас, ребятки!
Ну, если Гена сейчас откажется переучиваться на новую машину, тогда всё.
Будет летать на своём танкере до седых волос.
Ну и что? Летает, значит нравится.
Я просто хочу понять, в чём дело?
Вот и всё. вы когда поженились,
Надежда Павловна?
Восемь лет назад.
Тогда Гена только получил своего заправщика.
И он тебе ничего не рассказывал про свои лейтенантские дела? Нет. А что?
Ириша! А?
Отнеси-ка. Хорошо.
Они же горели.
Упали на взлёте, у самой полосы.
Хвост при ударе отлетел метров на 50.
Люк носовой кабины, где сидели Гена,
Скиба, Гремячкин и ещё один паренёк заклинило.
Они начали бить стекло, обшивку, а тут взрыв.
Всех, кроме Гены, выбросило из кабины.
Скиба полез в огонь и как-то вытащил его.
У Скибы левая нога склеенная вся по косточкам. Ну, а Гена после госпиталя дошёл до министра обороны, чтобы Скибе и Гремячкину разрешили летать.
Министр приказал оставить их в авиации, но на машинах вспомогательного крыла, на транспортных или заправщиках.
Товарищ генерал!
Да.
Завтра вы утверждаете список тех, которые будут переучиваться на новые машины. Точно так.
Я хочу, чтоб мой командир летал на этих машинах.
А мне пора, как говорится...
Вот мой рапорт.
Ну что ж, Сергей Николаевич, правильно поступаешь.
Я тридцатый, прошу взлёт. Тридцатому взлёт разрешаю.
Ветер 30 метров в секунду. Понял вас, ветер нормальный, взлёт разрешили.
Экипаж, взлетаем.
<<Назад | Стр. 15