Прошу карман, другой карман.
Скорей!
Я не виноват, Вера Николавна, что богу было угодно послать, мне, как громадное счастье любовь к вам.
Случилось так, что для меня вся жизнь заключается только в вас.
Сегодня я уезжаю и никогда не вернусь, и ничто вам обо мне не напомнит.
Я бесконечно благодарен вам только за то, что вы существуете.
Я проверял себя - это не болезнь, не маниакальная идея, это любовь, которой богу было угодно за что-то меня вознаградить.
Через 10 минут я уеду.
Войдите.
А я к тебе. Оставь меня.
Я знаю этот человек убьет себя.
Вас читает сейчас вся Европа, у нас в Англии зачитываются вашими произведениями.
Я закончил перевод вашей "Божественной суломифии".
Она конечно будет иметь колоссальный успех.
Теперь, пришла пора издать в Англии вашу биографию.
Разумеется, многое мне известно, но я хотел бы знать...
Подробности? - Да.
Итак, в начале карьера офицера.
Ну а затем, чиновник, землемер, актер, псаломщик.
Псалом, что такое псаломщик?
Ну это который гнусавит псалмы в церкви.
Псалмо-певец.
Да и певец. - И долго вы были, этим
псалмо-певцом? - Нет, скоро бросил.
Меня потянуло море
Ходил с балаклавскими рыбаками.
Листрогоны.
С каким наслаждением я переводил эту повесть.
Да мне весело писалось про балаклавских рыбаков.
Замечательные люди.
А вы хорошо живете, у вас прекрасная комната, здесь легко дышится.
Однако будем продолжать.
Вы летали на воздушном шаре и чуть-чуть не разбились?
Да чуть-чуть.
А правда, что вы спускались на дно морское?
Однажды, только однажды.
Вы смелый человек, англичане это любят.
Это будет иметь успех.