Десять лет? - Не, ну...
Девять.
То есть ты хочешь сказать, что она пришла за помощью к бывшему мужу, которого терпеть не может, бросила любимую работу, пластается каждый день среди комарья, спит по 4 часа, ради мужика, с которым у неё просто секс для здоровья?
Что, ты действительно настолько хорош?
Ой, дурак.
Что ты смотришь на меня, как сова из дупла?
Плохи дела, Алексей.
Завтра из города приедут. Сечь будут.
Кого сечь? Меня?
Да хорошо бы, конечно, тебя.
Но мы Гришку подложим.
Мм.
Чего?
Тот городовой, кого Лёша зашиб, ещё в госпитале лежит.
Лечится.
Из города плетей давать приедут другие.
А Лёшу в лицо не знают.
А тебя умыть, приодеть - за барского сына принять можно.
20 плетей всего.
А может, вам с Прошкой поговорить? Он человек опытный.
Ему не привыкать.
Помнят его в городе.
Он на ярмарке был.
Ты только сойти сможешь.
Бать, да чё ты егозишь перед ним? Скоту и приказать можно.
Обожди, Алексей!
Согласишься - я тебе вольную подпишу.
Свободным станешь, сможешь дом построить, жениться.
А не согласишься - 40 плетей!
Вот и считай, коли умеешь, холопья рожа!
Лёша, выйди!
Кушай, Григорий.
Кушай и думай.
Вот согласишься, я тебе ещё арбуз дам.
Вот сволочь. Опять всё один сожрал.
Ого...
Спасибо, братан.
По взаимному добровольному согласию сторон, во избежание дальнейших претензий,
Алексей Тимофеев, виновный в умышленном зашибе городового
Уряшева Михаила Семёновича, приговаривается к двум дюжинам плетей.
Твою ж мать!
Паш. - Мм?
Ну ты как? Ну ты что?
Ну не могу я спокойно смотреть на всё это. Сын всё-таки.
Да, понимаю.
Я всегда хотел сам его выпороть.
Но чтобы так...
Слушай, ну это ж Лёва.
Его методы. - Ну да.
Он любит масштаб.
Что-то у тебя ностальгия какая-то в голосе.
Да нет.
Соскучилась, да, по масштабу?
Слушай, я когда с ним жила, он все свои эти гениальные идеи на мне проверял.
Помнишь, как он палец себе отрубил? - Ещё бы.
Я вот так вот курить бросила.
Да ладно?
Во даёт, а!
Тук-тук.
Мне ваш отец сказал за вольной подойти, вот... как бы и...
Батюшка в гости уехал к Дубровским.
Завтра будет.
Странно.
А вы её можете выдать? Ну, вы же тоже барин.
Конечно, могу.
Присаживайся.
Ты чё, хорёк, со мной за один стол сесть собрался?
Чё, совсем, скотина, страх потерял?
Если у вас неприёмные часы вы бы так и сказали.
Я могу и попозже за вольной подойти.
Какая вольная тебе, болван? Ты до конца жизни моим рабом будешь!
Понял? - Мы же вроде договаривались.
Кто ты такой, чтоб с тобой договариваться?
Я - дворянин! А ты - лепёшка коровья!
Вольную он захотел.
Вот тебе твоя вольная!
Давай, Гриша, восстань, взбунтуйся!
Вмажь ему! Вмажь!
Пшёл вон отсюда, хлебня моржовая!
Трус.
Ты, главное, не бойся. Вот так подавай.
О чём-нибудь хорошем думай. Они всё чувствуют.
Так что ничего сложного.
Ну, принцип я понял.
Ногами - газ, руками - тормоз. - Вроде того.
Лиза.
Вот, это тебе.
Сам испёк? - Нет. Но украл сам.
Ты же не умеешь. - Умею. Дай сюда.
Всё. - Что «всё»?
Э... Э, стоять!
Тормоз не работает!
Извини, это я ватрушку украл. Вот возвращаю.
Да я, вообще-то, двух не досчиталась.
А вторую уже не вернуть.
Дай помогу.
Пойдём обратно. - Ну давай.
О чём думал? Ни о чём.
Не знаю.
О тебе.
Странно в жизни бывает.