Родным?
Девушке, сэр.
Моей девушке.
Многие недовольны, что янки уклоняются от участия в войне.
Я только хочу сказать: если большая часть таких как ты вернётся домой,
не повезет тем, кто ввяжется в войну с Америкой.
Равняйсь! Смирно!
Адмирал Киммель, командующий Тихоокеанским флотом, на палубе.
Блестящая подготовка, капитан.
Благодарю, адмирал.
Уже 4 месяца Вашингтон втирает нам очки по поводу угрозы из Японии.
Так недалеко и боевую сноровку потерять.
Мне бы этого не хотелось.
С вашего разрешения, капитан.
Адмирал, срочно, из Вашингтона.
Я должен держать этот боевой флот в готовности, отразить атаку японцев
и контролировать пол-земного шара.
А теперь они хотят, чтобы я перевёл ещё 12 истребителей в Атлантику.
Они не знают, с чем мы тут имеем дело?
Они считают, что Европа представляет собой большую опасность.
Надеюсь, они не забывают о Гавайях?
У Перл Харбора слишком мелкая гавань, для торпедной атаки с воздуха.
К тому же мы окружены подводными сетевыми заграждениями.
Единственное, чего нам следует опасаться, это саботаж.
Давайте объединим наши усилия, чтобы облегчить исполнение планов.
Расстояние наш союзник, адмирал.
А вы, аналитики, уже всё рассчитали, да?
Сильный противник атакует вас именно там, где вы чувствуете себя защищённым.
С прогулочного самолёта мне удалось заснять ряд боевых кораблей и множество авиабаз.
Посмотрите на судна - все сгруппированы.
Отличная мишень.
Мы наладили торпеды специально для Перл Харбора.
Деревянные планки.
Они позволят торпедам пересечь мелководье гавани.
Когда перл Харбор будет дремать в предрассветной дымке, мы атакуем всей нашей силой.
Я починил гидравлику и электросистемы.
Но масляные шланги не в порядке.
Заводи его, Ян! - Удачи, сэр.
Красное подразделение - бомбардировщики.
Синее подразделение, возьмите на себя истребителей.
Бомбардировщики прямо впереди.
Заглянем к ним и дадим приём.
Красный-второй, иди за мной.
Прикрой сверху и возьми справа первого бомбардировщика.
Я за тобой, красный-первый.
Вперёд! Вперёд!
Красный первый возвращается в исходную позицию.
Беру среднего.
Открываю огонь!
Есть! Отличный выстрел, красный-второй.
У меня два "мессера" прямо перед носом.
Я у него на хвосте.
Огонь!
Сбил одного.
Сбил второго!
У тебя на хвосте истребители!
Я горю! Я в огне!
Красный-первый, прыгай.
Поднимайся! Поднимайся!
У меня утечка масла.
Не могу выбраться!
Не могу выбраться! Фонарь застрял!
Я не могу выбраться!
Он у меня на хвосте, красный-второй!
Прошу помощи! Прошу помощи!
Прошу помощи! Прошу помощи!
О, господи.
Я не по церковным делам.
Что ты хочешь сказать, милочка?
Не успею я очистить себя от всех грехов, как сразу думаю, сколько ещё нагрешу.
И это говорит девственница.
Мне нужно сделать опись инвентаря.
Да что это такое? Что ты такая скучная?
Оставь её. По воскресеньям она пишет Рэйфу 10 страниц, вместо обычных пяти.
Боже, как я хочу влюбиться.
Эй, милая.
Она меня не выносит.
Рада видеть тебя, Ред. - И я тоже, Бетти.
Не хочешь прогуляться? Пошли!
Да, я буду вашим шафером.
Вот это парень!
У тебя довольно тяжёлый удар. Для кока.
Ну как, Уолкер, кого берёшь? Бой почти закончился.
Я беру кока.
Почему, ты не любишь деньги?
Ставлю пять. - Идёт.
Этот парень портит заклёпки.
Небось непривычно наверху, механик? Солнце не слепит?
Старик, ты его разделал под орех!
Иди сюда. Надо поговорить.
Спускайся.
Он нам ничего не сделает.
Он нам уже кое-что сделал.
Он врезал нам. У нас кровь!
Кровь!
Это царапина! Видишь вот это?
Это зелёненькие баксы, добытые потом и кровью за отдраенные котлы и помытые миски.
И если мы не победим, тогда Тини придётся искать себе другое судно.
Потому что с пустыми руками в Аризону я не вернусь!
Дело не в деньгах.
Я задвину этого выскочку, провонявшего маслом обратно под палубу, где ему самое место.
Мы мужчины! Мы мужчины!
Он тебя унизил, помни! Будь умницей!
Ты посмотри! Дори, ты его сделал!
Вставай с мата!
Хватит! Хватит!
Где мои деньги? - Они всё подстроили.
Мы богаты!
Как тебя угораздило? - Бокс.
Ты победил?
Да, мэм.
И что тебе дала победа?
Уважение.
Разве непременно нужно драться, чтобы заслужить уважение?
Я оставил маму в Техасе и пошёл на флот, чтобы посмотреть мир.
Стать мужчиной.
А меня сделали поваром...
Хуже того.
Поставили мыть тарелки.
За два года я ни разу не держал в руках оружие.
Ну, давай надеяться, что и не будешь.
Да, мэм.
Береги себя, младший офицер Миллер.
Вы тоже, мэм.
Знаете, он учил меня летать.
И я всегда знал, что в какую бы передрягу я не попал, он всегда придёт на выручку.
Он всегда был со мной, рядом.
Он всегда подталкивал меня быть лучше и быстрее.
Он говорил мне, что вы отличный пилот.
Как раз в ту ночь, когда сказал, что едет волонтёром в Англию.
Волонтёром?
Он...
Мне он сказал, что его направили.
Он всегда старался уберечь меня.
Но знаете? Я смотрю на себя в зеркало в форме.
И по-прежнему не знаю, кто я.
Я выгляжу героем.
Но не чувствую себя так.