Да, сэр.
Быть честным по нашим временам - значит быть единственным из десяти тысяч.
Это совершенная истина, милорд.
Что и говорить, если даже такое божество, как солнце, плодит червей, лаская лучами падаль...
У вас есть дочь?
Есть, милорд.
Не пускайте ее на солнце.
Не зевайте, приятель.
Что читаете, милорд?
Слова, слова, слова...
А в чем там дело, милорд?
Между кем и кем?
Нет, я хочу спросить, что написано в книге, милорд.
Клевета.
Каналья-сатирик утверждает, что у стариков седые бороды, лица в морщинах, что у них совершенно отсутствует ум и очень слабые ляжки.
Всему этому я охотно верю, но публиковать это считаю бесстыдством.
Ибо сами вы, милостивый государь, когда-нибудь состаритесь, как я, ежели, подобно раку, будете пятиться задом.
Не уйти ли нам подальше с открытого воздуха, милорд?
Куда, в могилу?
В самом деле, дальше некуда.
Досточтимый принц, дайте мне разрешение удалиться.
Не мог бы дать ничего охотнее, сэр, кроме моей жизни.
Кроме моей жизни...
Кроме моей жизни.
Почтенный принц!
Бесценный принц!
Ба, милые друзья!
Ты, Гильденстерн?
Ты, Розенкранц?
Ну как дела, ребята?
Как у любого из сынов земли.
По счастью, наше счастье не чрезмерно: Мы не верхи на колпаке Фортуны.
Но также не низы ее подошв?
Ни то, ни это, принц.
Что нового?
Ничего, принц, кроме того, что в мире завелась совесть.
О, значит, скоро конец света.
Впрочем, у вас неверные сведения.
Однако, чем прогневали вы эту свою Фортуну, что она шлет вас сюда, в тюрьму?
В тюрьму, принц?
Да, конечно: Дания - тюрьма.
Тогда весь мир - тюрьма.
Притом образцовая, со множеством арестантских, темниц и подземелий, из которых Дания - наихудшая.
Мы не согласны, принц.
Значит, для вас она не тюрьма, ибо сами по себе вещи не бывают ни хорошими, ни дурными; только в нашей оценке.
Для меня она тюрьма.
Но однако чем умствовать, не пойти ли нам лучше ко мне?
Ей-Богу, я едва соображаю.
Мы будем неотступно следовать за вами.
С нашими услугами, принц.
Нет, к чему же!
Мои слуги стали слишком хорошо смотреть за мной в последнее время.
Но, положа руку на сердце, зачем вы в Эльсиноре?
В гостях у вас, принц.
При моей бедности мала и моя благодарность.
Но я благодарю вас.
За вами не посылали?
Ваш приезд доброволен?
Пожалуйста, по совести.
Ну как?
Что нам сказать, милорд?
Что угодно, только не к делу!
Я знаю, добрый король и королева посылали за вами.
С какой целью, принц?
Это уж вам лучше знать.
Но только заклинаю вас былой дружбой, единомыслием, любовью - без изворотов со мной: посылали за вами или нет?
Милорд, за нами посылали.
Хотите, вам скажу - зачем?
Таким образом, моя догадка предупредит вашу откровенность и ваша верность тайне короля и королевы не полиняет ни перышком.
Недавно, не знаю почему, я потерял всю свою веселость и привычку к занятиям.
Мне так не по себе, что этот цветник мироздания, земля, кажется мне бесплодною скалою, а этот необъятный шатер воздуха с неприступно вознесшейся твердью, этот, видите ли, царственный свод, выложенный золотой искрой, на мой взгляд - просто-напросто скопление вонючих и вредных паров.
Какое чудо природы - человек!
Как благородно рассуждает!
С какими безграничными способностями!
Как точен и поразителен по складу и движеньям!
Поступками как близок к ангелам!
Почти равен Богу разуменьем!
Краса вселенной!
Венец всего живущего!
А что мне эта квинтэссенция праха?
Мужчины не занимают меня, женщины тоже, как ни оспаривают это ваши улыбки.
Ничего подобного не было в наших мыслях, принц.
Что же вы усмехнулись, когда я сказал, что мужчины не занимают меня?
Я подумал, какой постный прием вы окажете в таком случае актерам.
Мы их встретили по дороге.