1
Горишь почему?
По грехам
Так велики?»
Больше кузнечика и меньше воловья носка
Ну, значит, почти святой.
Для таких у меня места нет. Все переполнено грешниками, как церковь в воскресный день.
2
А ты что, бывал в трактирах?
П-приходилось.
И горькую пил, поди?
Ни разу.
Жизнь и так горька.
3
В чем каешься?
Во всем.
А если подумать?
Нет такого греха, который бы я не испробовал!
Значит, во всех?
В воровстве?
Разве это грех в России?
В лжесвидетельствовании?
Копай глубже.
Самый страшный грех.
Чо, соблазнение вдов и сирот?
Про самый страшный грех хочу рассказать.
Можно?
Говори.
Любовь у меня в душе неизбывная.
К чему?
Ко всему.
Ко всякой твари земной, небесной и подводной.
Кузнечика вижу под ногой
и сердце сожмется от жалости
Обойду и перекрещу его.
От бездомного котенка - и того хуже, сердце рвется.
А от человека?
Про человека и сказать страшно!
Так его люблю, что жить без него не могу.
Особенно, без врага человеческого.
Э... Погоди. Погоди.
Ты что, и врагов своих любишь?
Есть такая слабость.
И врагов Церкви
Христовой?
Этих - особенно!
Все, что ли?
Нет, не все.
Еще каюсь в доброте неизреченной. В отсутствии стяжательства.
Во всепрощении и мудрости.
Чего?
Мудрость.
Состояние ума такое. Специфическое.
Испытывал, владыка?
Нет, Бог миловал.
4
Ты думаешь, мне так легко с тобой говорить?
Не думаю.
Я вообще никогда не думаю.
А чем ты тогда отличаешься от моих министров?
Тем, что живу в медвежьем углу.
5
А что скажут помещики?
Они скажут: “Слава государю-императору”.
А если не скажут, то пожалеют, что не сказали.
6
Без правды нет и царствования.
Вот что он хотел мне сказать.
Без Божьей правды.
Подумай об этом, душа моя.
7
Тебе выпала величайшая честь.
Радуйся. Честь не есть.
Сытым не будешь.
Мне сейчас радоваться или потом?
8
А Сатана, прости Господи, он как?
Очень эффективный руководитель.
Али ты его не любишь,
Легион?
Я его ненавижу.
У нас так принято.
Странное это место
Пекло.
Все друг друга ненавидят, а живут вместе.
9
Вставай, Ваня, вставай.
А то горячее стынет.
Паштет фуа-гра будешь?
Из печени гусей, раскормленных грецкими орехами.
М-м-м!
Очень советую.
Каре ягненка, копченый угорь, пойманный в Тивериадском озере.
Десерт крем-брюле, пирожное «Бланманже».
Потом помолишься, потом!
Молитва ждет, горячее - нет. Так у нас в Пекле говорят.
Ах... Чарка вина не убавит ума.
Будешь, Ваня?
Не... не пью я.
Не пьют только на небеси.
А на Руси - кому ни поднеси.
10
А ты будто не удивился.
А чего удивляться?
Всякие здесь ходят, в Иерусалиме.
Кого только не увидишь.
То ли люди, то ли козлы.
11
Ваня, держи человеческое слово.
Даже я держу слово бесовское.
Хотя мне здесь трудно.
Чувствую, как ОН здесь ходил.
12
А Мертвое море, оно какое?
Неживое.
А рыбы?
Вместо рыб мои родственники на дне лежат.
Это по какой же линии?
По отцовской.
В Содоме много наших было.
Так мы к содомитам, что ли, едем?
К их праху.
Они мертвы, но дело их живет.
13
Предчувствие у меня скверное.
Предчувствия - это суеверие и вздор.
Вера - вот чем человек жив!
14
Не все свято, что в книгу вмято.