крадетесь в темных закоулках плащом закрывшись до бровей?
Закрывшись? Я? Где и когда?
Вас встретил в облике таком сегодня ночью мажордом, но он узнал вас без труда.
А... Это мы на склоне дня шутили с Фабьо.
Или то меня чернит завистник неизвестный.
Или ревнует кто-нибудь.
Читайте.
Я хочу взглянуть как блещет гений ваш чудесный.
Зажечься страстью, видя страсть чужую и ревновать еще не полюбив
хоть бог любви хитер и прихотлив, он редко хитрость измышлял такую.
Я потому люблю, что я ревную
терзаясь тем, что рок не справедлив. Ведь я красивей
а меня забыв он нежным счастьем наградил другую.
Я в страхе и в сомнении дни влачу
ревную без любви, но ясно знаю: хочу любить
любви в ответ хочу
не защищаюсь и не уступаю, быть понятой мечтаю и молчу.
Поймет ли кто? Себя я понимаю.
Что скажете?
Что если здесь все это передано верно, то лучше написать нельзя.
Но только я в недоумении. Я не слыхал, чтобы любовь
могла от ревности зажечься.
Родиться ревность от любви.
Я думаю, что даме этой
приятно было с ним встречаться, но страсть не загоралась в сердце.
И лишь когда она узнала, что он другую любит, ревность
зажгла в ней и любовь и страсть.
Письмо написано прелестно, я состязаться не дерзну.
Попробуйте.
Синьора, вы хотите этим изобличить мою ничтожность.
Я жду, вернитесь поскорее.
Иду.
Поди сюда, Тристан!
Спешу услышать повеленья, хоть и стыжусь своих штанов.
Ваш секретарь, мой благодетель, уже давненько на мели.
А плохо, если кабальеро
лакея держит замухрышкой.
Ведь кто играет, тот всегда возьмет свое.
Он робок.
Он вместо этого, наверное, любовью занят.
Он? Любовью? Вот шутки!
Это лед чистейший!
Однако, человек как он, изящный, холостой, любезный
не может не таить в душе какого-нибудь увлечения?
Весь день он здесь, у вас на службе. Ему и времени-то нету.
А вечером он не выходит?
Я не хожу с ним. Изувечен.
Могу ответить. Скатился с лестницы, синьора.
Все ребра мне пересчитали ступеньки.
Что ж, и за дело.
Тристан, с чего это ты вдруг в светильню шляпой вздумал метить?
Что ж ты молчишь?
Стараюсь вспомнить, когда бишь я упал.
Да, верно.
Сегодня ночью здесь кружили нетопыри, в окно влетели.
Я шляпой начал в них кидать. Один пронесся мимо света
и я, швырнув в него, попал в светильню.
И при этом деле сорвался с лестницы и вниз по всем проехался ступеням.
Придумано великолепно.
Ну берегись, мошенник.
Венец творенья, дивная Диана!
Вы сладкий сон, вы сладкий сон!
Виденьями любовного дурмана
я опьянен! Я опьянен!
Венец творенья, дивная Диана!
Вы существо, вы существо
в котором нет, в котором нет, в котором нет, в котором нет
в котором нет ни одного изъяна!
Ни одного, ни одного, ни одного!
Венец творенья, дивная Диана!
Я вам оплот, я вам оплот!
Любимую соперник в сеть обмана
не завлечет, не завлечет!
Венец творенья, дивная Диана!
В любом бою, в любом бою
я докажу, я докажу, я докажу, я докажу
я докажу вам преданно и рьяно!
Любовь мою, любовь мою, любовь мою.
Любовь мою!
Вы так красивы
что взглянув на вас, я убежден, что вы благополучны.
У женщины, как опыт учит нас
здоровье с красотою неразлучны.
Вы свежестью так радуете глаз
что лишь невежда, лишь глупец докучный
который до рассудка не дорос, вам о здоровье задал бы вопрос.
Итак, что вы благополучны зная
по вашим восхитительным чертам