Популярные

ДМБ
И все же ты нас у пропасти грозящей спасаешь, отводя от края.
Простите, я пришел спросить. Что, мне сегодня же отплыть?
Я не знаю, Теодоро.
Но только верьте, мне сейчас вас видеть худшее из зол.
Я за самим собой пришел.
Ведь я остался возле вас, а мне уже и ехать скоро.
Я умоляю вас, отдайте мне самого себя.
Так знайте, я не отдам вас, Теодоро.
Я оставляю вас себе.
Уйдите!
Истекая кровью чести борются с моей любовью!
А вы мешаете борьбе.
Уйдите.
Вас я не отдам, и не просите не дождетесь.
Вы здесь, со мною остаетесь.
А я... Я буду с вами там.
Желаю счастья вашей чести.
Да будет проклята она!
Из-за нее я лишена того, с кем жить бы рада вместе.
Итак
осиротели, значит
покрылись тьмой мои глаза.
И все же просится слеза.
Кто мало видел много плачет.
Глаза!
Вот это вам расплата за то, что изливали свет на недостойный вас предмет.
Но в этом я не виновата.
Не плачьте!
Гордый слезы прячет. В них утешаются глаза.
И все же просится слеза.
Кто мало видел много плачет.
Там к вашей милости пришел какой-то греческий купец.
Проси сюда.
Без всякой лести целую руки вашей чести.
Да утолит ее творец в ее заветнейшей надежде.
Я рад вас видеть, господа.
Давно вы прибыли сюда?
Впервые иль бывали прежде?
Я из Стамбула с кораблем на Кипр отправился.
А дальше в Венецию, куда привез богатый груз персидских тканей.
Я наряду с моей торговлей еще и поисками занят.
Хотелось также мне повидать Неаполь, город достославный.
Отец мой, сударь, чтоб вы знали, был крупным в Греции купцом.
И самой прибыльною частью он почитал работорговлю.
И вот в Астекле однажды
купил он мальчика на рынке, что был среди других захвачен на корабле одном мальтийском.
Камилло, сердце замирает.
Его купил он и отвез к себе
в Армению. И с нами, со мною
и с моей сестрою его воспитывал.
Друг, подожди.
О, небеса! Как слово правда
могущественно в сердце нашем.
Я слез своих сдержать не властен.
Сестра моя, Саполитония
и этот мальчик, о несчастный дар красоты, росли совместно.
И, как бывает очень часто еще в младенческие годы, друг друга полюбили страстно.
Когда им было лет 16, отец как раз был в дальних странах
осуществилась их любовь.
И так она в сестре сказалась
что это стало всем заметно.
А Теодоро из боязни бесследно скрылся.
Мой отец был удручен не столько срамом, как этим бегством Теодоро.
От огорчения
он скончался!
Так вот.
Прибыв сюда, в Неаполь
я стал повсюду, где бываю, расспрашивать про Теодоро.
Мне говорит служанка моей гостиницы, гречанка
а что как этот самый мальчик сыночек графа Лудовико?
Душа во мне как смерть взыграла и я решил, что непременно вас должен повидать.
Я начал искать ваш дом.
И по ошибке мне прохожие указали на дом графини де Бельфлер. Вхожу
и тут же натыкаюсь...
На Теодоро!
Он-то, правда, хотел укрыться, но не смог.
И сам я сомневался. Время известно как лицо меняет.
В конечном счете он со мной заговорил.
Но не смущаясь.
Просил, чтоб я оставил в тайне все то, что про него я знаю.
Но я пришел вам рассказать.
Дайте вас обнять сто раз.
Душа в безмерном ликовании свидетельствует громогласно, что ваш рассказ святая правда!
О, сын! Возлюбленный мой сын! Вновь обретенный мне на счастье
в исходе стольких лет разлуки! Камилло!
Что ж теперь мне делать? Бежать к нему, его увидеть?
Лететь сейчас же. И после всех страданий ваших воскреснуть вновь в его объятиях.
Друг! Если вы хотите вместе со мной идти я буду счастлив. Вдвойне.