Да.
Укол в сердце должен быть точным!
Я не знаю, где сердце.
Думаю, оно здесь.
Именно?
Точно?
Мне нужен жирный маркер.
Есть?
Что?
Маркер!
Фломастер!
Чертов черный маркер!
Ладно.
Давай скорей.
Черт.
Вроде готово.
Давай, бери...
Быстрее!
Я скажу, что делать.
Нет.
Давай, ты коли.
Нет, ты.
Не буду.
И я не буду.
Я этого не делал.
И сейчас не собираюсь.
Ты ее притащил, ты и коли.
Когда я припру к тебе суку с передозом, я сам уколю.
Дай сюда.
Вот.
Давай!
Говори, что делать.
Ты делаешь укол адреналина прямо в сердце.
Там грудная пластина.
Коли насквозь.
Нужно загнать иглу с размаху.
Трижды ударить?
Не нужно трижды.
Один, достаточно сильный, чтобы попасть в сердце.
Затем жмешь на поршень.
И что будет?
Сам хотел бы знать.
Это не шутки!
Я ее убью?
Нет!
Она должна очухаться.
На счет три.
Готов?
Раз.
Два.
Три!
Если пришла в себя, скажи что-нибудь.
Что-нибудь.
Это было круто.
О, черт.
Миа.
Как... Как ты думаешь быть с этим дальше?
А ты?
Я считаю, что Марселасу не обязательно знать об этом происшествии.
Если Марселас узнает, мне будет хуже, чем тебе.
Сильно сомневаюсь.
Я не скажу, если ты не скажешь.
Договорились.
Ни слова?
Хорошо.
Если позволишь, я поеду домой и перенесу сердечный приступ.
Винсент.
Хочешь услышать мой анекдот из "Силы Лисы Пять"?
Конечно.
Правда, мне все еще не хочется смеяться.
Ты не засмеешься.
Он не смешной.
Но если хочешь, я расскажу.
Очень хочу.
Ладно.
Три помидора идут по дороге.
Папа-помидор, мама-помидор и сын-помидор.
Сын-помидор начинает отставать, папа-помидор злится, возвращается, наступает на него и говорит: "Кетчуп".
Кетчуп.
Увидимся.
Этот Косолап.
Глупый, смешной пес.
Думает, тотемный столб живой.
В Арктике он новичок.
Тотемный столб был всегда.
Бутч?
Еще одну вещь положить в сани, и мы...
Бутч, оторвись от телевизора.
Да?
У тебя особый гость.
Встать!
Помнишь, я говорила, что папа погиб в лагере для пленных?
Это капитан Коннорс.
Он был там вместе с папой.
Здравствуй, дружок.
Я о тебе много слышал.
Мы с твоим папой дружили.
Мы были в Ханое больше пяти лет.
Надеюсь, тебе не доведется такое пережить, но когда двое мужчин так долго находятся в подобной ситуации, они берут на себя некоторую ответственность друг перед другом.
Если бы я не вернулся, майор Кулидж говорил бы сейчас с моим сыном.
Так получилось, что я говорю с тобой.
Бутч, у меня кое-что есть для тебя.
Эти часы купил твой прадед во время Второй Мировой войны.
В маленьком магазинчике в Ноксвиле, Теннеси.
Их выпустила компания - первый производитель наручных часов.
До тех пор люди носили только карманные.
Рядовой Дагби Эрни Кулидж купил их в день, когда отплыл в Париж.
Это были военные часы твоего прадеда, и он носил их каждый день на той войне.
Выполнив свой долг, он вернулся к твоей прабабушке, снял часы, положил в старую кофейную банку.
И там они лежали, пока твоего деда Дейна Кулиджа не призвали воевать с Германией.
Это была Вторая Мировая война.
Твой прадед отдал часы твоему деду на счастье.
Увы, Дэйну не повезло как отцу.
Дэйн был моряком и погиб вместе с остальными в битве за аттол Уэйк.
Твоего деда ждала смерть.
Он знал это.
Ни один из тех ребят не надеялся покинуть аттол живым.
За три дня до этого остров захватили японцы, и твой дед попросил пулеметчика по имени Уиноки, которого даже не знал прежде, передать часы своему маленькому сыну, которого никогда на видел.
Через три дня твой дед погиб, но Уиноки сдержал слово.
Когда война закончилась, он пришел к твоей бабушке и передал твоему маленькому папе золотые часы его отца.
Вот эти часы.
Они были на руке твоего отца, когда его застрелили в Ханое.
Его взяли в плен, посадили в лагерь для военнопленных.
Он знал, если узкоглазые увидят часы, их тут же отберут.
Но твой отец считал их по праву принадлежащими тебе.
Он не мог допустить, чтобы узкоглазые трогали жирными желтыми руками наследство его мальчика.
Он спрятал их туда, где только и можно было что-то спрятать: в зад.
Пять долгих лет он носил там часы.
Затем он умер от дизентерии.
Часы он отдал мне.
Я два года прятал кусок металла в заднице.
Затем, через семь лет, меня отправили домой, и вот...
Малыш, я отдаю часы тебе.
Пора, Бутч.
Бой в легком весе.
В правом углу в синих трусах Флойд Рей Уилсон!
Девяносто пять килограммов.
ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ Это официально.
Уилсон мертв.
Самый кровавый и, бесспорно, самый жестокий бой в нашем городе.
Кулидж исчез быстрее, чем я когда-либо видел.
Думаешь, он знал, что Уилсон мертв?
Думаю, да.
Я со своего места видел, как бешенство в его глазах смеялось осознанием сделанного.
Любой бы сбежал.
Эта трагедия как-то повлияет на бокс?
От этого не застрахуешься, но она потрясет бокс до основания.
Важно то, что в следующие недели внимание мировой ассоциации бокса...
БОЙ ТИТАНОВ КУЛИДЖ ПРОТИВ УИЛСОНА - Марселас.
Почему ты ему позволил?
Как дела?
Отлично.
Я не сказала, спасибо за ужин.
Ну, что?
Он ставил.
А тренер?
Говорит, что ничего не знает.
Я ему верю.
Думаю, Бутч его удивил.
Мы не должны думать.
Мы должны знать.
Отведи его на псарню, спусти собак.
Мы должны точно знать, что ему известно.
Как ты думаешь искать Бутча?