Дальше.
Победа!
Ура!
Мы их порвали, а!
Вытащили, а!
А 30-го я обратно.
Встречаемся 31-го мая в 10:00утра у ЗАГСа.
31-го я только в 6:00 утра прилетаю.
Успеешь.
Погоди!
Погоди, забыл.
На.
Твой размер, на себе провозил.
Ну, псих!
Свешникова!
Ты что замуж собралась?
Что я дура, что ли?
Поехали!
Чао!
Какой?
Что какой?
ЖЭК какой?
Грибоедовский.
Пап, нужна новая полка.
Ну всё, ещё пара месяцев, и повезём Шурку на ноги ставить.
Слишком много наград.
Вы хотя бы понимаете, какие это деньги?
Геннадий Михайлович...
Нам нужны американские команды.
Студенты, любители, кто угодно.
А какой толк играть лучшим советским баскетболистам со студентами?
Сегодня они студенты, завтра профессиональны.
У сборной должен уйти страх.
Они должны поверить, что можно обыграть американцев.
Даже вы в это не верите, а они должны поверить.
Да вы и так из загранки почти не вылезаете.
Владимир Петрович, а вы английский-то хоть знаете?
Здрасте.
Так, внимание к нам очень пристальное.
Завтра первая игра.
Поэтому не расслабляемся.
Щас все по номерам.
На улицу никто никуда не выходит.
Восстанавливаемся.
Григорий Митрофанович.
Владимир Петрович.
Ну, прогуляться-то хоть можно, а?
Мы недалеко.
Мы просто Америку хотим увидеть.
Ну, недалеко можно.
Спасибо.
Слышь, икру захвати.
Ой, точно.
Распустишь ты их.
Американцы свою сборную перед Олимпиадой вообще на военной базе держат.
А ты что творишь?
Пас на доверие так и работает.
Всё, ладно.
Теперь надо икру продать.
А что зря везли, что ли?
Надо бар найти попроще.
Я думаю, здесь таких нет.
Да, расстраиваешь ты нас, Америка.
О!
Коллеги.
Точно.
Идём?
Привет!
Откуда вы?
Мы из России.
Советские, советские.
Советские, советские.
О, коммунисты...
Да.
А в России тоже есть индейцы?
Что?
Индеец, говорит.
Хотите сыграть?
Игра на деньги?
Я пас.
Да, да.
Ну чё, ребят, накидаем им по-быстрому и всё.
В своих дурацких сапогах ты им накидаешь?
Ну, и что.
Правда, пойдём лучше в гостиницу.
Вы чё, ребят?
Так, пошли отсюда.
Завтра игра, наломаемся ещё.
Алжан, ты чего?
Мишико, они в одно кольцо играют.
Всё, пойдём.
Мы лучше пойдём спать.
Да чуть-чуть поиграем.
Да идём, идём.
Извините.
Клоуны.
Икра?
Давай, Снежок, начинай.
[говорит на английском] Сегодня тебе денег не видать.
Ого-го!
Кто так играет?
Хочешь сделать еще ставку?
Делай ставку.
Мишико, ты как?
Видел, как они это сделали?
Эй, поди сюда.
Алло?
Владимир Петрович, требуется срочная эвакуация.
Они на Седьмой авеню.
Опа.
Дорогие мои, знали бы вы, как сегодня нас америкосы отчесали.
Так что выпьем за упокой советского баскетбола!
Ура!
Что случилось?
Поиграли немного с местными.
Даже не студенты.
Простая шпана.
И?
Минус двадцать.
Вот бараны.
Хорошо, выводим их тихо на улицу, сажаем в такси и в отель.
Эй, разойдись!
Эх!
Ладно, ребят, не вы первые, не вы последние.
С кем не бывало.
Но есть мнение, что это была провокация.
И вчера против вас играли профессиональны.
Ну, ловушка, так сказать.
Чтобы немножечко сбить настрой.
Григорий Митрофанович...
Саня.
Не надо недооценивать коварство американцев, не надо.
Вот зачем он брал ответственность за нас?
Кто-нибудь спросил, хотим ли мы вот так вот подставляться?
Нас сегодня размажут.
А в Грузии наши большие друзья нам припомнят, то что Владимир Петрович нам обещал!
Ты сам вчера нажрался в баре!
Слушай сюда!
Мы проиграем и студентам...
Сейчас они начнут прессинговать по всей площадке.
Меньше ведения и никаких поперечных передач.
Володя, беда.
Всё хорошо.
Ваня!
Саша, крой!
Посмотри на меня!
Мишико!
В защиту, в защиту!
Владимир Петрович, может, какие-то замечания?