Ты на четвёртой стадии.
И у меня, возможно, больше никогда не будет такого шанса.
Никогда.
Раз лекарство работает - не понимаю, почему...
Возможно, есть шанс...
Нет.
Я не знаю, при каком варианте это возможно, Хэйзел.
Ты слишком больна.
Мне жаль.
(СМС) Хорошо?
Да?
Да, секунду.
Привет.
Снова Гас.
Извини, она спит.
Да.
Ладно.
Хорошо.
Пока.
Знаю, о чём ты думаешь.
Нечестно так с ним поступать.
Нечестно.
Ему это не нужно.
Да и никому не нужно.
Столько усилий - и все впустую.
Ты права...
Мы с мамой пришли к тем же выводам.
Может, оставим тебя на улице?
Оставим тебя под каким-то приютом и пусть они с тобой маются.
Да я серьёзно!
Мы не самые сентиментальные люди.
(СМС) Есть кто?
Эта тишина оглушает...
Хэйзел Грэйс.
Привет, Август.
Ты в порядке?
Нет.
Что случилось?
Поговори со мной.
Не знаю.
Всё.
Я хочу в Амстердам, Гас.
И хочу, чтобы Ван Хаутен рассказал нам, что произошло после концовки книги, а ещё хочу себе совершенно другую жизнь.
Дело в небе.
Небо заставляет меня грустить.
А ещё эти дурацкие качели, которые папа сконструировал, когда я была маленькой...
Наверное, случилось и правда всё.
Я требую, чтоб ты показала эти печальные качели.
Я понял, о чём ты.
Качели и правда печальные.
Хэйзел Грэйс, надеюсь, что ты понимаешь, что твои попытки увеличить между нами дистанцию никак не ухудшают моего к тебе отношения.
Все твои попытки держать меня на расстоянии обречены на провал.
Послушай...
Ты мне нравишься.
Мне нравится проводить с тобой время, но я не могу позволить этому зайти дальше.
Почему?
Я не хочу причинить тебе боль.
Да я не против.
Ты не понимаешь!
Я понимаю.
Не понимаешь.
Я вот что хочу сказать.
Хэйзел, я не то, что не против.
Я сочту за честь, если моё сердце разобьёшь ты.
Гас, я словно граната.
Однажды я взорвусь и уничтожу всё в непосредственной близости.
Не знаю, мне кажется, я обязана минимизировать ущерб.
Граната...
Вот потому-то у меня нет хомячка.
С этими чёртовыми качелями НУЖНО что-то сделать.
Хорошо...
"Качели ищут дом.
Отчаянно одинокие качели ищут тёплый дом.
Одинокие качели с педофильскими наклонностями ищут детские попки.»
Нет?
Нет.
Мне нравится!
Вот потому и.
Если вдруг тебе интересно, почему ты мне нравишься, Хэйзел Грэйс.
Ты так пытаешься просто быть собой, что даже не представляешь, как ты неповторима.
Нельзя такое говорить.
Я говорю такое всем друзьям.
Знаю, знаю.
Друзьям.
Друзья.
Друзья.
Друзья.
Так не поступают!
(СМС) Спасибо, что понимаешь...
...просто друг.
Хорошо...
Хорошо...
Хватит со мной флиртовать!
«Дорогая Хэйзел, я получила сообщение от Джиннов, что 4-го числа вы с мамой и Августом Уотерсом приедете к нам».
Лидевай Влигентхарт, ассистентка Питера ван Хаутена.
Мам?
Да?
Мам!
Что стряслось?
Извини.
Я принимала душ.
А ты уже написала Джиннам, что поездка отменена?
Мне тут ассистентка Ван Хаутена прислала письмо, она ждёт нашего приезда.
Что?
Папа хотел тебе сказать.
Мам!
Мы едем в Амстердам.
Мы...
Мы едем в Амстердам ?
Мы едем в Амстердам.
Мы решили, что можем позволить это Доктор Мария в курсе.
Но всего на три дня, не на шесть.
Господи!
Мы нашли там онколога...
Всё.
Всё готово.
Я люблю тебя.
Я так тебя люблю!
Я так тебя люблю.
А я тебя.