Популярные

Я не верила ни в единое слово.
...он всегда пытался выдавить улыбку.
Но ничего.
Я поступила, как правильно.
Похороны, решила я - они не для мёртвых.
Они для живых.
Тебе нужна компания?
Нет, всё хорошо.
Езжайте без меня.
Я тебя люблю.
Прекрасная была речь.
Скоро увидимся, осторожнее за рулём.
Ладно.
Можно?
Все клетки происходят из клеток.
Мы с твоим Уотерсом немного переписывались в его...
Теперь вы читаете письма от поклонников?
Поклонником я бы его не назвал.
Он меня презирал.
Но он настоял на том, чтобы я посетил его похороны, и рассказал тебе, что случилось с матерью Анны.
Вот я и приехал.
И вот мой ответ: "Все клетки происходят из клеток.
Из жизни рождается жизнь.
Вы мне уже до колик надоели.
Объяснения тебе не нужны?
Нет.
Спасибо.
Прекрасной вам жизни.
Ты напоминаешь мне её.
Я многим многих напоминаю.
Моей дочери было восемь.
Она прекрасно и долго страдала.
У неё была лейкемия, как у Анны?
Именно, как у Анны.
Соболезную вашей утрате.
А я твоей.
И мне жаль, что я испортил тебе поездку.
Поездку вы нам не испортили.
Она была потрясающей.
Тебе знакома доктрина об эвтаназии?
В этической области проводился эксперимент, называемый доктриной об эвтаназии.
Филиппа Фут была английским философом...
Господи.
Хэйзел, я пытаюсь тебе объяснить, - дать тебе то, чего ты хочешь.
Не пытаетесь!
Вы неудачник и алкоголик, и вы сейчас же уберётесь из моей машины, а я поеду домой и позволю себе поскорбить!
Прочитай это.
Ничего я уже не хочу, убирайтесь из машины!
Прошу, убирайтесь!
Ладно.
Можно войти?
Мне очень жаль.
Да.
И всё равно это было честью, правда?
Любить его.
Теперь ты понимаешь, что мы к тебе чувствуем.
Хэйзел?
К тебе тут друг пришёл.
Как думаешь, ему было больно?
Он долго боролся за каждый вдох, а потом просто потерял сознание.
В этом нет ничего величественного.
Умирать паршиво.
Гас тебя сильно любил, знаешь?
Знаю.
Он постоянно об этом трепался.
Да.
Уже даже раздражало, он только о тебе и говорил.
Не вижу в этом ничего раздражающего.
Да я тоже так не считаю.
А ты получила письмо от своего друга-писателя?
Он мне не друг.
А откуда ты знаешь?
Мы виделись на кладбище, и он сказал, что долго ехал, чтобы вручить тебе послание.
С меня этого хватит.
В его письмах я больше не заинтересована.
Но его писал не он, а Гас.
Что?
Как я понял, Гас написал его и отправил Ван ХАутену.
Боже мой...
Мистер Ван Хаутен!
Я хороший человек, но писатель дерьмовый.
вы дерьмовый человек, но писатель ничего.
Из нас получится отличная команда.
Я не хочу просить вас об услугах, но если у вас найдётся время - а как я понял, у вас его уйма - прошу, помогите мне с этим.
Это надгробная речь для Хэйзел.
Она попросила меня её написать, и я стараюсь, но мне не помешала бы толика таланта.
Все мы хотим запомниться.
Но Хэйзел - другая.
Хэйзел знает правду.
Ей не нужна была армия поклонников - достаточно было одного.
И он у неё был.
Может, её любили не всеобъемлюще, но её любили глубоко.
Разве это не больше, чем получают многие?
Когда Хэйзел стало хуже, я знал, что умираю, но не хотел ей говорить.
Она была в реанимации, а я прокрался туда на 10 минут и присел рядом с ней, пока меня не поймали.
Глаза её были закрыты, а кожа бледна.
Но её руки оставались её руками, такими же тёплыми, а ногти были выкрашены в тёмно-синий цвет, Я просто держал её за руки.
И представил себе мир без нас.
Каким бесполезным был бы этот мир!
Она такая красивая.
На неё невозможно наглядеться, невозможно переживать, что она умнее тебя - ты и так это знаешь.
Она смешная, но никогда не цинична.
И я люблю её.
Господи, я так люблю её.
Мне так повезло любить её, Ван Хаутен.
Нам не приходится выбирать, причинят нам в этой жизни боль или нет, Зато можно выбрать, кто её причинит.
Я своим выбором доволен.
Надеюсь, она довольна своим.
Хорошо, Хэйзел Грэйс?
Хорошо.