Популярные

ДМБ
Мистер Ван Хаутен, я так благодарна, что вы нам ответили.
Я явно ошибся в том, как воспринял вас.
Ваши письма были первыми, на которые я ответил.
И вот куда это нас завело.
Скотча?
Нет, спасибо.
Налей мне, Лидевай.
Ещё скотча с содовой.
Может, сначала позавтракаешь, Питер?
Она считает, что у меня проблемы с алкоголем.
А ещё что земля круглая.
Стало быть, книга моя нравится.
Мы её очень любим.
Да.
Мы её обожаем.
Август... потратил своё желание на поездку, чтобы обсудить её с вами.
Но это ни к чему не обязывает!
Да.
Вы умышленно оделись, как она?
Ну, вроде того.
И мы оба хотели поблагодарить вас за вчерашний ужин.
И за шампанское.
Невероятное!
Волшебное!
Мы что, оплатили им ужин?
С удовольствием.
Издалека же вы приехали.
Чем могу быть вам полезен?
У нас есть вопросы, само собой.
О том, что случается после конца книги.
Особенно с теми, кого Анна покинула.
В частности, с голландцем с тюльпанами.
Вы близко знакомы с шведским хип-хопом?
Я бы сказала - не очень.
Лидевай, срочно включи Бомфаллералла.
Ладно.
Мы не говорим по-шведски, сэр.
А кто вообще говорит по-шведски?
Важно не то, какую чушь несут эти голоса, а то, что они чувствуют.
Вы что, издеваетесь?
Это представление такое?
Гас, не надо.
Значит, конец книги, Анна...
Представьте, что вы состязаетесь в гонках с черепахой.
У черепахи фора в 10 метров.
За то время, что вы пробежите 10 метров, черепаха пройдёт от силы один.
Вы быстрее черепахи, но никогда её не поймаете.
Вы можете лишь сократить разрыв.
Конечно, можно просто бежать за черепахой, никогда не интересуясь тем, как работает само правило.
Но вопрос "как" сам по себе так сложен, что никто не разгадал его, пока Кантор не доказал, что некоторые бесконечности больше других бесконечностей.
Предполагаю, это исчерпывающий ответ на вопрос.
Хэйзел, извини.
Понятия не имею, что происходит.
А вы казались таким умным, мистер Уотерс.
Ваш рак добрался до мозга?
Питер!
Мы можем хотя бы на минутку поговорить об Анне?
Прошу.
Я понимаю, что история обрывается на полуслове, потому что она умирает - или становится слишком больна...
Я не заинтересован в обсуждении книги.
Но это же не значит, что у её друзей и родных нет будущего, так?
Так?
Я же сказал, что не заинтересован.
Но вы обещали!
Ничего не случается!
Они выдуманные!
Их существование заканчивается вместе с книгой.
Но это невозможно!
Я понимаю это в литературном смысле, но...
Я не могу продолжать, Лидевай.
Невозможно не представлять...
Я не буду потакать вашим детским прихотям.
Я отказываюсь жалеть вас, к чему вы, видимо, привыкли.
Да мне не нужна ваша жалость!
Конечно, нужна!
Как и у всех больных детей, ваше существование на этом зациклено.
Вы обречены доживать до конца свои дни ребёнком, которому поставили диагноз.
Ребенком, свято верящим, что существует жизнь после конца книги.
А мы, будучи взрослым, сожалеем об этом, потому оплачиваем ваше лечение, ваши кислородные баллоны...
Питер, хватит!
Вы - побочный эффект эволюции, которой наплевать на жизнь отдельно взятых индивидуумов.
Вы - заваленный эксперимент в мутации.
Послушай, урод, нет ничего, что ты мог бы рассказать мне о моей болезни, чего бы я не знала.
Я приехала только за одним.
Чтобы ты рассказал мне, что происходит после концовки этой чёртовой книги!
Я не могу рассказать.
Чушь собачья!
Не могу.
Так придумай!
Я хочу, чтобы вы ушли.
Вы хоть раз задавались вопросом - ПОЧЕМУ вас так не отпускает эта дурацкая концовка?
Да пошёл ты на хер!
Всё в порядке.
Я напишу тебе продолжение.
Ладно?
Напишу тебе продолжение.
Лучшее, чем тот шмат дерьма, что может написать этот алкаш.
В нём будет кровь, боги, жертвы, ты будешь в восторге.
Жаль, что ты потратил желание на этого кретина.
Я потратил желание не на него, а на нас.
Хэйзел!
Август!
Мне очень жаль.
Жизнь сделала его жестокой.
Я думала, встреча с вами ему поможет, если он вдруг увидит, как его работа повлияла на жизни, но... мне жаль.
Может, посмотрим достопримечательности?
Вы уже были в доме Анны Франк?
С ним я уж точно никуда не пойду.
Нет.
Его никто и не приглашал.
К сожалению, там нет лифта.
Ну ничего.
Ступенек очень много.
Крутых ступенек.
Я справлюсь.
Хэйзел, мы не обязаны..
Я справлюсь.
Пойдём.
Дневник Анны Франк стал известным на весь мир.
Сложно жить в такие времена.