К порядку, прошу вас!
В помощь тебе, цезарь, Сенат изготовил несколько памятных грамот, дабы ты мог приступить к врачеванию многочисленных бед и забот города, начиная с очистки греческого квартала и борьбы с чумой, которая там уже начинает распространяться.
Поэтому, если цезарь..
Неужели ты не видишь, Гракхус?
И вот в этом-то вся беда?
Мой отец тоже проводил всё время у себя в кабинете.
0над учеными книгами и философией.
Он до глубокой ночи читал свитки из Сената, Все это время забывая о народе.
0Но цезарь, Сенат - и есть народ, избранный из народа, дабы говорить от лица народа.
Сомневаюсь, что большинство народа ест так же обильно, как ты, Гракхус.
или держат таких роскошных любовниц, как ты, Гайус.
Я думаю, что я знаю мой народ..
Тогда, быть может, Цезарь соизволит поделиться с нами своею мудростью, основанной на его богатейшем опыте.
Я называю это любовью.
Я - их отец.
Народ - это мои дети.
Я крепко обниму их, прижав к груди.
Повелитель, ты когда-нибудь обнимал умирающего от чумы?
Нет, но если ты еще раз прервешь меня, то это придется сделать тебе.
Сенаторы, мой брат сильно утомлен.
Оставьте у меня ваш список.
Цезарь сам сделает все, что нужно Риму.
Сударыня, как всегда, твоему малейшему движению покоряются все.
Кто осмелится меня учить?
Коммодус, Сенат тоже полезен.
Для чего?
Ничего, кроме разговоров.
Должны остаться только я, ты и Рим.
Даже не думай об этом.
Сенат существовал всегда.
Рим переменился.
Чтобы править империей, нужен император.
Конечно.
И все же, оставь народу его...
Иллюзии?
Традиции.
Война моего отца против варваров..
Он сам сказал: он ничего ею не достиг.
Но народ любил его.
Народ всегда любит победы.
Почему?
Они не видели сражений.
Что им до земли около Германии?
Их заботит величие Рима.
"Величие Рима"..
А что это такое?
Это неуловимая идея..
Величие.
Величие - это мечта.
Вот именно.
Мечта..
Неужели ты не понимаешь, Люцилла?
Я дам людям великую мечту о Риме, и они полюбят меня за это.
И скоро они позабудут скучные поучения надоедливых стариков.
Я дам народу величайшее зрелище, которое они когда-либо видели.
Игры.
Сто пятьдесят дней состязаний.
Он умнее, чем я думал.
Умнее.
Весь Рим смеялся бы над ним, если бы народ не боялся его преторианской гвардии..
Страх и изумление - это мощное сочетание.
Ты действительно думаешь, что народ этим прельстится?
Я думаю, он знает, что такое Рим.
Рим - это толпа.
Покажи им фокусы, и сможешь отвлечь от чего угодно.
Отними у них свободу, а они по-прежнему будут ликовать.
Сердце Рима бьется, не среди мрамора в Сенате, а на песке Колизея.
Он принесёт им смерть, а они будут обожать его за это.
Всё, что ты должен делать - убивать, убивать и еще раз убивать.
Но толпе нужен не мясники, а герои.
Мы хотим, чтобы они иногда возвращались.
Поэтому, не надо просто рубить всех на части, помни, что ты - развлечение.
Испанец, развлеки их!
Вы не развлеклись?
Не за этим ли вы здесь?
Испанец!
Что ты хочешь?
Девочку?
Мальчика?
Ты меня звал.
Да, звал.
Ты хорош, Испанец, но не настолько
Ты можешь стать великим.
Я вынужден убивать, и я убиваю.
Этого достаточно.
Этого довольно для провинций, но не для Рима.
Молодой император повелел устроить множество зрелищ, дабы почтить память своего отца, Марка Аврелия.
Я нахожу это забавным, ибо именно Марк Аврелий, мудрый, всезнающий Марк Аврелий, и закрыл их.
Итак, наконец, после пяти лет жизни в бедности, в завшивленных деревнях, мы возвращаемся на своё законное место: В Колизей.