— Так что они у Вас взяли?
— Сережки! Мне мама уши оторвет.
— Не оторвет — мама добрая.
...
— Ида Казимировна, Вы ударили нашего сотрудника утюгом, какая же это самооборона?
— Не случилось, знаете ли, веера под рукой.
...
— И он еще тявкать будет за закон! Я ж тебя лично, таки лично, предупреждал, что грызть буду вас, падаль!
— Так ж сказали, сказали шо вас убили, а мы ж с вами договаривались…
— Рано ты меня похоронил! Сначала я тебя сначала закопаю и кол осиновый вобью, шоб ты не вылез! Слышь ты, я уволюсь из УГРО, а пистолет оставлю! И буду стрелять вас по одному или душить голыми руками! Вот как меня вы довели!.
...
— Шо вы за мной здесь всюду ходите?
— Ищем со спины вашу талию, мадам.
— Смотри детальнее, она когда-то там была. А за корзинку — забудьте, а то нарвете себе пачку неприятностей, я вам говорю!
...
— А накладная та — твоя работа?
— Ой, опять за рыбу гроши! То не мой фасончик, Давид Маркович!
— Ну хорошо, допустим.
— А это так твоё?
— Моё. Пришел какой-то человек. Дал ксиву, дал портрет. Сказал, нашлёпни, шоб было — как на настоящем…Я нашлёпнул.
— И человека ты, того, не знаешь?
— В первый раз!
— …и за Чекана ты, того, не слышал?
— Какого Чекана?
— Скучаю, Родя.
— Ой, а мне, думаете, весело?
...
— Считайте, легкая царапина. Пуля прошла под кожей. Ушиб грудины. Возможно, трещина в ребре. Но в целом, можно сказать, ему повезло.
— Ему повезло?! Вот нескоро будет! Это мне повезло! Я б себе в жизни не простил, если бы упустил такой сочный фрухт! Шо? Ты, Родя, обойди всю Одессу от Ланжерона до Слободки — не найдёшь человека, шобы радовался за тебя, так как я это делаю! Даже твоя мама бы отдохнула! У меня ж до тебя разговоров — таки языка не хватит…
— Я не знаю ничего! Я не знаю!
— Конечно! Без второго слова! А я тебе поверил, Родя. А ты на горе на моем сыграл… Слизень ты ползучий!
...
Все умные, пора мне на покой…
...
— Зря вы злитесь…