— Согласен, а если б кто признал тебя из проходящих? Окликнул бы: здравствуйте Давид Маркович, шо свеженького в уголовном кодексе?
— Да я ж повторяю — ночь…
— Обратно согласен! А к чему ты полез один на пять стволов?! Народ там с душком, очков не носит. Почему один — как броненосец?
— Андрей Остапович, да если б я не взял этих пацанов на бздо, они бы шмалять начали. Сколько бы пальбы вышло — волос стынет. А тут ребенок скрипку пилит, мамаша умирает на минутку…
...
— Это ещё что за хомяк? Вообще, что у вас творится, а? Страна голодает, а они себе вот такие щёки наели!..
— У меня диабет, товарищ маршал. Нарушен обмен веществ…
— Жрать надо меньше! Вот и весь обмен веществ! Кто такой?
— Первый секретарь горкома партии Кумоватов Михаил Мефодьевич.
— А-а. Ты одессит, Мишка, а это значит…Что?!
— Это значит, что не страшны мене ни горе, ни беда…
— Ни хрена это не значит! Бардак у тебя в Одессе, Мишка!
...
— У тебя сколько классов?
— Пять, в смысле, три.
— Аж целых три, Мотя! Должен скнокать…
...
— Мотя, ты ж молодец, как я не знаю! Ты ж себе жизнь спас! Ты ж себе памятник при жизни должен выковать!
— Не гоните, Давид Маркович!
— Мотя, я молчал — вот тебе скажу…
...
— У Коли, у Молдавского Коли купил… Нет, я ничего не хотел… Ну Вы же знаете за Колю! А он еще говорит — купи…
— Купи себе петуха и крути ему бейцы, а мне вертеть не надо!
...
— Вот с таким говноедом, как ты, Наимов...
— Я не дерьмоед, товарищ подполковник, а офицер военной прокуратуры и нахожусь при исполнении.
— При исполнении ты, значит, говно не ешь? А после?
— Еще вчера я начал работать по этому делу, навел справки, и выяснил что … перед приездом товарища Жукова была проведена тотальная проверка всех складов. И существенных недостач не обнаружено… Имею соответствующую справку.
— Да шо ты? И шо там у той справке за ту тысячу комплектов, шо мы нашли?
— Хорошо, поехали!
— Кудой?
— Смотреть эти комплекты!
— Так они сгорели, Наимов. Вот пока ты собирался тут, они сгорели самым синим пламенем!
— Тогда об чем разговор? Нету тела — нету дела!
— Что ты сказал? [хватает Наимова за грудки] Пуговичку застегни! Тела-то как раз есть. И тела это — моих товарищей. Понял, Наимов?