Осторожней.
Они обыскивают камеры.
119-ю.
123-ю.
(охранники кричат что-то заключенным) Встать.
Лицом к стене.
ХЭДЛИ: Повернись лицом к директору.
Рад видеть, что ты это читаешь.
Есть любимые места?
"Бодрствуйте, ибо не знаете вы, когда придет хозяин дома..."
Евангелие от Марка, глава 13, стих 35.
Мне всегда нравилось это место.
Но я больше люблю вот это...
"Я - свет мира. Кто последует за мной, тот не будет ходить во тьме, но обретет свет жизни"
Евангелие от Иоанна, глава 8, стих 12.
Вижу, с цифрами у тебя все в порядке.
Мне это нравится.
Человек должен иметь к чему-то способности.
А это ты как объяснишь?
Это специальный наждак.
Используется для обработки и полировки камней.
Мое маленькое хобби.
(вдыхает) Вроде все чисто.
Немного контрабанды, но наказывать не за что.
Не могу сказать, что я одобряю ЭТО.
Но думаю исключение сделать можно.
ХЭДЛИ: Закрыть двери!
Чуть не забыл.
Было бы грехом забрать у тебя это.
Помни, спасение внутри.
Да, сэр.
РЫЖИЙ: Проверка камер была лишь поводом.
На самом деле, Нортон хотел взглянуть на Энди поближе.
Текст в рамке: "Наступит страшный суд, и время его близко".
Это сделала моя жена в церковной группе.
Очень мило, сэр.
Тебе нравится работать в прачечной?
Нет, сэр, не очень.
Возможно, мы сможем подыскать что-то более подходящее такому образованному человеку, как ты.
(птица каркает) Привет, Джейк.
А где Брукс?
Энди.
Я так и подумал, что это ты идешь!
Меня передали в твое распоряжение.
Я знаю.
Мне уже сообщили.
(усмехается) Прямо как снег на голову.
Что ж, проведу для тебя экскурсию.
Проходи.
Вот ОНА.
Тюремная библиотека Шоушенка.
Нэшнл Джиографикс.
Альманахи Ридерс Дайджест.
Луи Ламор.
Журнал Look.
Эрл Стэнли Гарднерс.
Каждый вечер я складываю книги в тележку и отправляюсь в путь.
Вот на этой дощечке я пишу имена адресатов.
Все просто, как дважды два.
Есть вопросы?
Брукс, ты сколько уже работаешь в библиотеке?
О...
Сюда я попал в 1905-м, а библиотекарем я стал в 1912-м.
И все это время ты обходился без помощника?
Конечно.
А зачем он здесь, в самом деле?
Тогда почему я..?
И почему сейчас?
Не знаю, может, тебя прислали, чтобы мне было не так скучно.
Дифрейн!
Вот он.
Вот этот самый.
Моя фамилия Дикенс...
Я хотел бы открыть счет в банке, что-то вроде целевого вклада на образование моих детей.
Так...
Понятно.
Тогда, давайте присядем и все обсудим.
Брукс, у тебя есть бумага и карандаш?
Спасибо.
Итак...
Мистер Дикенс...
А потом Энди говорит Дикенсу, "Куда желаете устроить сыновей, в Гарвард, - или в Йель?"
Что, так прямо и сказал?
Бог свидетель, так и было!
Дикенс на секунду прищурился.
Потом засмеялся как идиот.
И в конце-концов, пожал Энди руку.
Чтоб меня!
Пожал руку.
Черт возьми, я сам чуть не обделался!
(смеется) Ему бы еще костюм и галстук, да секретаршу вертлявую впридачу, и был бы совсем другой разговор: "Мистер Дифрейн, пожалуйста"!
Корешаемся с нужными людьми, Энди?
Я бы не называл их корешами.
Я всего лишь осужденный убийца, тюремный консультант по финансовым вопросам.
Этакая ручная зверюшка.
Однако, из прачечной ты вырвался.
Вообще-то, я думаю сделать больше.
Как насчет расширить библиотеку?
Заказать новых книг?
Если собираешься попросить что-то, проси уж тогда стол для бильярда.
Точно.
И как ты себе это представляешь?
Я имею ввиду заказать новые книги, мистер Дифрейн, если позволите?
Попрошу директора выделить средства.
(смеются) Мальчик мой, пока я здесь сижу, сменилось шесть директоров, и я понял одну непреложную истину.
Ни один из этих засранцев в жизни не то чтобы задницу от стула оторвать, даже пальцем не пошевелит, если встанет вопрос о благоустройстве.
Наш бюджет и без того трещит по швам.
Понимаю.
Наверное, я бы мог составить запрос на дополнительные средства в сенат штата.
Они заинтересованы тратить деньги только на три вещи, когда выделяют средства тюрьме: на стены, на засовы и на охрану.
И все же, я бы попробовал, если разрешите.
Одно письмо в неделю.
Они не могут молчать вечно.
Еще как могут.
Но если тебе от этого легче, пожалуйста, пиши свои письма.
Я даже буду их отправлять за тебя.
Как тебе это?
РЫЖИЙ: Итак, Энди начал писать по одному письму в неделю, как и предлагал.
Как и сказал ему Нортон, Энди не получал никаких ответов.
В течение апреля Энди сделал возврат налоговых вычетов половине охраны Шоушенка.
Через год он занимался налогами всех служащих включая директора.
Еще через год начало спортивного сезона у обеих команд охранников поменяли так, чтобы он совпадал с временем сдачи налоговой отчетности.
Никто из противников по игре не забыл принести свою налоговую декларацию.
Значит, тюрьма Морресби выдала Вам револьвер, но Вам пришлось еще и заплатить за него?
Да, черт возьми.
И за кобуру тоже.
Такая сделка не облагается налогом.