Знаете...
Я бы хотел отправить это от вас почтой.
Конечно, сэр.
Доброго Вам дня, сэр.
И Вам тоже.
РЫЖИЙ: Тем утром мистер Стивенс посетил около дюжины банков в Портленде.
В итоге, он покинул город с более чем 370 000долларами наличности директора Нортона...
Что-то вроде выходного пособия за 19 лет.
(телефон звонит) Доброе утро, Ежедневный Вестник Портланда.
Статья: "Коррупция и убийства в Шоушенке".
(звук сирены) Текст в рамке: "Наступит страшный суд, и время его близко".
"Дорогой Директор, Вы оказались правы. Спасение было внутри" Энди Дифрейн.
(звук сирены приближается) Байрон Хэдли?
Вы имеете право молчать.
Все что Вы скажете, может быть использовано против Вас в суде.
РЫЖИЙ: Жаль, что я не видел это своими глазами.
Говорили, что Байрон Хэдли захныкал, как маленькая девочка, когда его забирала полиция.
Нортон решил, что не сдастся так легко.
Сэмюэль Нортон?
У нас есть ордер на Ваш арест!
Открывайте!
(стучат в дверь) Нортон!
Откройте дверь.
Даже не знаю, какой ключ.
Нортон!
Нортон, пожалуйста, проявите спокойствие.
РЫЖИЙ: Мне приятно думать, что последнее, что ударило в его голову, кроме, конечно, той пули, была мысль о том, как же ловко провел его Энди Дифрейн.
Картер, Джеймс...
РЫЖИЙ: Вскоре после того, как директор избавил нас от его компании, я получил открытку.
Она была пустая, но на почтовой марке значилось: Техас, Форт Хэнкок.
Форт Хэнкок.
Прямо на границе.
Именно там Энди перешел ее.
Когда я представляю, как он ехал в своем кабриолете на юг, мне всегда становится весело.
Энди Дифрейн, который проплыл по реке дерьма, и вышел на берег чистым...
Энди Дифрейн едет к Тихому океану.
И тогда, Хэдли схватил его за шиворот, помните?
И говорит, "Ну, все, парень сам нарвался".
РЫЖИЙ: Те из нас, кто знал его хорошо, часто вспоминают о нем.
Клянусь, он именно так и сказал.
"Мои друзья заслуживают по паре пива!"
А что ему еще оставалось?
Ну, конечно!
РЫЖИЙ: Иногда, мне становится грустно, что Энди с нами больше нет.
Мне приходится напоминать себе, что не всех птиц можно сажать в клетку.
Их перья такие яркие, что когда они улетают, та часть тебя, которая понимает, что их нельзя держать в неволе, начинает радоваться.
И все же твой дом становится серым и пустым с их уходом.
Наверное, мне просто очень не хватает моего друга.
Пожалуйста, сядьте.
Эллис Бойд Реддинг.
Ваше досье говорит, что Вы отбыли40 лет пожизненного заключения.
Как Вы считаете, Вы перевоспитались?
Перевоспитался?
Ну что ж, дайте подумать.
Знаете, я даже не понимаю что Вы хотите сказать.
Я хочу сказать, готовы ли Вы снова стать полноправным членом общества...
Знаешь, что я скажу тебе, сынок.
Для меня все это пустой звук.
Какой-то специальный термин для тех парней, вроде тебя, которые носят костюм и галстук, и у которых есть работа.
Что ты хочешь от меня услышать?
Раскаиваюсь ли я в том, что сделал?
А Вы раскаиваетесь?
Я каждый день сожалею об этом.
И не потому, что я здесь, и не потому, что я должен сожалеть.
Я вспоминаю, каким я был тогда.
Молодой глупый парнишка, совершивший это страшное преступление.
Я бы поговорил с ним.
Я бы попробовал что-то растолковать ему, объяснить, как устроен мир.
Но я не могу этого сделать.
Того паренька уже нет.
А этот старик - все что от него осталось.
И мне придется жить с этим.
Перевоспитался?
Какое-то глупое слово.
Так что, давай, сынок, ставь свою печать, и не занимай мое время.
Потому что, по-правде сказать, я не верю во всю эту чушь.
"ПРИНЯТЬ".
(ворота закрываются) (снаружи слышна сирена) НАДПИСЬ: "Здесь был Брукс".
Пожалуйста, мисс.
Можно я выйду, босс?
Не нужно каждый раз спашивать у меня разрешения пописать.
Хочешь - иди.
Понятно?
Да, сэр.
РЫЖИЙ: Я 40 лет спрашивал разрешения отлить.
Без разрешения я и капли не смогу выдавить.
Нужно смотреть правде в глаза.
На воле у меня ничего не получится.
Я все время думаю о том, как нарушить испытательный срок.
Тогда, возможно, меня бы отправили обратно.
Ужасно все время жить в страхе.
Брукс Хэтлен знал это, и знал не по наслышке.
Все что я хочу, это вернуться туда, где все имеет смысл.
Туда, где мне не нужно будет все время бояться.
Только одно останавливает меня.
Обещание, которое я дал Энди.
Все, приехали.
Премного благодарен, сэр.
(крик птицы) ЭНДИ: Дорогой мой, Рыжий.
Если ты читаешь эту записку, значит ты на свободе.
И если ты добрался сюда, то возможно, ты не откажешься проехать еще немного.
Ты ведь не забыл, как называется тот городок?
Зихуатанэо.
Мне бы пригодился хороший человек, который помог бы мне с моим новым предприятием.
Я буду ждать тебя.
Шахматная доска уже готова.
Помни, Рыжий...
Надежда - хорошая вещь.
Быть может, даже лучшая.
А все хорошее бессмертно.
Я буду надеяться, что это письмо найдет тебя, и найдет в добром здравии.
Твой друг, Энди.
РЫЖИЙ: Выбери путь к жизни, или путь к смерти.
Как это чертовски верно.
НАДПИСЬ: "Здесь были Брукс и Рыжий".
Второй раз в своей жизни я совершил преступление.
Я нарушил свой испытательный срок.
Я конечно, сомневаюсь, что кто-то будет устраивать из-за этого засады на дорогах.
Во всяком случае, не из-за такого старого негодяя, как я.
Техас, Форт Хэнкок, пожалуйста.
Я так волнуюсь, что с трудом могу усидеть на месте, а в голове моей все смешалось.
Думаю, такое волнение может испытывать только свободный человек.
Свободный человек в начале долгого пути, исход которого неизвестен.
Я надеюсь, мне повезет перебраться через границу.
Я надеюсь, что увижу своего друга и пожму его руку.
Я надеюсь, что Тихий океан такой же голубой, каким я всегда представлял его в мечтах.
Я надеюсь...
<<Назад | Стр. 15