Разберем по кирпичику.
Устроим костерок во дворе.
Огонь будет виден за многие мили.
А мы будем танцевать вокруг него, как дикие индейцы.
Ты меня понимаешь?
Улавливаешь ход моей мысли?
Или опять скажешь, что я тупица?
Дадим ему еще месяц.
Пусть подумает.
(щелчок замка) Моя жена говорила, что меня трудно понять.
Что я как закрытая книга.
Она все время жаловалась мне на это.
Она была красива.
Боже, как я любил ее.
Я просто не знал, как выразить это, вот и все.
Это я убил ее.
Да, я не спускал курок.
Но я оттолкнул ее.
Поэтому она и погибла, все это из-за меня.
Из-за того, как я поступал.
Это не делает тебя убийцей.
Возможно, плохим мужем, и только.
Ты можешь об этом сожалеть, но ты не нажимал на курок.
Нет, я не нажимал.
Нажал другой.
А я в результате оказался здесь.
Наверное, мне просто не повезло.
Да.
Злой рок, словно торнадо, кружит рядом.
И, в конце-концов, он должен кого-то встретить.
Просто, наступил мой черед.
Я оказался на пути урагана.
Но я не думал, что эта буря продлится так долго.
Как думаешь, ты когда-нибудь выйдешь отсюда?
Я?
Конечно.
Однажды, когда у меня вырастет длиннная седая борода и останется пара-тройка извилин, меня выпустят.
Я скажу тебе, куда я отправлюсь.
Зихуатанэо.
Зи что?
Зихуатанэо.
Это в Мексике.
Городок на берегу Тихого океана.
Знаешь, что мексиканцы говорят про Тихий океан?
Нет.
Они говорят, что у него нет памяти.
Там я хочу прожить остаток жизни.
Теплое местечко, у которого нет памяти.
Построить маленький отель, прямо на берегу.
Купить какую-нибудь старую лодку, починить ее.
И катать на ней гостей.
Вывозить их на рыбалку.
Значит, Зихуатанэо?
В таком местечке мне бы пригодился человек, который знает, как достать нужные вещи.
Не думаю, что я смог бы заниматься этим на воле, Энди.
Я прожил здесь большую часть своей жизни.
Я уже прижился здесь.
Так же, как Брукс.
Ты недооцениваешь себя.
Нет, не думаю.
Я хочу сказать здесь я - тот парень, который может достать нужные вещи.
А на воле тебе будет достаточно взять телефонный справочник.
Черт, я даже не буду знать, с чего начать жизнь.
Тихий океан?
Черт.
Да он такой большой, что я до смерти испугаюсь.
А я нет.
Я не убивал свою жену, и не убивал ее любовника.
Если я сделал что-то не так, то уже заплатил за это сполна.
Эти отель и лодка...
Не думаю, что я прошу слишком многого.
А я думаю, не стоит это делать, Энди.
Ты зря строишь воздушные замки.
Ведь Мексика - она там, чертовски далеко отсюда, а ты здесь.
И ничего с этим не поделаешь.
Правильно.
С этим ничего не поделаешь.
Она там, а я здесь.
Получается, все сводится к простому выбору.
Нужно выбрать путь.
Путь к жизни, или путь к смерти.
Энди.
Рыжий.
Если когда-нибудь выберешься отсюда, сделай мне одолжение.
Конечно, Энди.
Все, что скажешь.
Рядом с Бакстоном есть поле.
Ты знаешь, где Бакстон?
Да, но там много полей.
Одно из них необычное.
Там стоит длинная каменная стена у ее северного конца растет большой дуб.
Как в стихотворении Роберта Фроста.
Там я спросил свою жену, выйдет ли она за меня замуж.
Мы поехали туда на пикник, а потом занимались любовью под дубом.
Я спросил ее, и она сказала "да".
Обещай мне, что если когда-нибудь выйдешь, то найдешь это место.
В основании стены ты найдешь камень, которому нечего делать на поле штата Мэн.
Это кусок черного вулканического стекла.
Под ним кое-что лежит.
Я хочу, чтобы ты забрал это.
Что, Энди?
Что под ним лежит?
Тебе придется приподнять его, чтобы узнать это.
Нет, я говорю вам, парень...
Он немного не в себе.
Я беспокоюсь за него.
Нам надо присматривать за ним.
Днем-то все это хорошо, но ночью он в камере наедине сам с собой.
О, Бог мой.
Что?
Энди сегодня спустился в погрузочную.
Он спросил у меня моток веревки.
Веревки?
Шесть футов длиной.
И ты ему дал?
Ну конечно.
Почему нет?
Господи, Хейвуд.
Нет, ну откуда мне было знать, черт возьми?
Помнишь Брукса Хэтлена?
Нет.
Энди никогда не сделает это.
Никогда.
Даже не знаю.
У каждого есть свой предел.
Ну давай, быстрее.
Мне пора домой.