В Москву.
Нет, Ванечка.
Мы уж лучше домой, в дивизию.
Ну вот и решили.
Товарищ генерал-полковник, разрешите обратиться к генерал-майору Трофимову?
Это что за явление?
Разгильдяй.
Внук.
Вот оно что.
Тебя как звать-то, Егорыч?
Иваном, товарищ генерал-полковник!
Ну здравствуй, тезка.
Здравия желаю, товарищ генерал-полковник!
Совсем оглушил.
Зачем кричишь?
Командный голос вырабатываю, товарищ генерал-полковник!
Почему с чемоданом?
Убываю в очередной отпуск, товарищ генерал-полковник!
Ах, убываете.
Так...
Унижались, стало быть.
За внучонка хлопотали.
Ванечка, пойди купи деду "Военный вестник".
"Военный вестник" в киосках не продается.
Я лучше так отойду.
Ругайтесь.
Я не желаю, чтобы Иван рос генеральским внуком.
Не желаю, ясно?
Ваня едет с нами.
Это я велела ему придти сюда с чемоданом.
Нет, не едет.
А немедленно отправляется обратно в училище.
Пешком.
С чемоданом.
Отставить.
Я, как старший по званию, товарищ генерал, отменяю ваше решение.
И приказываю взять этого замечательного внука с собой.
А ты не очень-то веселись.
Ты у меня будешь каждый день полы драить.
Есть полы драить!
Держи, внучок.
На память.
Спасибо.
Ну, жду вечером и не прощаюсь.
Товарищ генерал, 12-ый гвардейский танковый полк вверенной вам дивизии, следует на боевые стрельбы.
Командир первого батальона, гвардии капитан Сергеев.
Ну так следуйте.
Слушаюсь, товарищ генерал!
Только солдатская молва утверждает, будто вас в Москву переводят.
Верно это или нет?
Освободите дорогу, капитан!
Слушаюсь, только вы скажите, товарищ генерал, вы насовсем к нам вернулись или так, за вещами?
Да я вас под арест!
Да насовсем, Юра, насовсем.
Насовсем!
Арестовывайте, товарищ генерал.
С удовольствием!
Что значит с удовольствием?
Ба, придется ему полы драить.
Приказом министра оброны СССР за образцовое выполнение служебных обязанностей и проявленное при этом мужество и героизм умелое воспитание и обучение личного состава подразделения капитану Трофимову Ивану Георгиевичу присвоено воинское звание "майор" досрочно.
От героев былых времен не осталось порой имен
Те, кто приняли смертный бой, стали просто землей, травой
Только грозная доблесть их поселилась в сердцах живых
Этот вечный огонь, нам завещанный одним, мы в груди храним
Погляди на моих бойцов, целый свет помнит их в лицо
Вот застыл батальон в строю, снова старых друзей узнаю
Хоть им нет двадцати пяти, трудный путь им пришлось пройти
Это те, кто в штыки поднимался, как один, те, кто брал Берлин
Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой
И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят
Этот взгляд, словно высший суд, для ребят, что сейчас растут
И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть, ни с пути свернуть
<<Назад | Стр. 15