Во втором вагоне.
Скажите машинисту: пусть перегоняет паровоз на тот конец состава.
Кто начальник поезда?
Я начальник.
Немецкие танки прорвались!
Немедленно назад!
Сначала грузите тяжело раненых.
Куда вас черт несет?
Немедленно отвести поезд!
Берите носилки и помогайте Кате.
Понимаю.
Когда погружу всех, тогда и отправлю.
Я вам приказываю, я комендант!
Успокойтесь, товарищи.
Спокойно!
Сейчас начнем погрузку на поезд.
Под трибунал пойдешь!
Молчать!
Откройте вторые двери вагонов.
Грузите вначале тяжелых.
Стойте!
Стойте!
Остановитесь же!
Всем оставаться на своих местах!
Офицеры и коммунисты - ко мне!
Всем, кто может держать оружие, занять оборону!
Задержать танки!
Ребята, наши танки!
Ура!
Любовь Андреевна.
Да, да?
Всех раненых погрузили.
Но их вдвое больше положенного.
Освобождайте все служебные помещения.
Придется потесниться.
А тут Витька кричит мне...
Дай закурить.
Только он сунулся - фриц как даст!
Один мундштук от Петьки остался.
Пить, пить мне дайте!
Дайте попить, пить дайте!
Дайте воды.
Пить не давать.
Слышала?
А, хорошо.
Письмецо бы домой отписать.
Что живой остался.
Укол сделали?
Сделали, Любовь Андреевна.
Благодарствуем, доктор, благодарствуем.
А подняться я не мог.
Хотел, а не смог.
А корешок мой Колька поднялся.
Раненый, а поднялся.
Теперь они против танков, а меня в тыл везут.
Обидно.
Ничего, ничего, успокойся.
И ты поднимешься.
Да ты по-русски говори, по-русски.
По русски понимаю, сказать не могу.
Письмо от мамани получил.
Пишет, село наше освободили.
Сеить треба, а мужиков нет.
Катя, готовь к операции старика.
Может начаться гангрена.
Не стойте, пожалуйста в тамбуре.
Холодно.
Сейчас пойдем.
Покурить-то можно?
Да, можно.
Пройдите в вагон на перевязку.
Сейчас.
Потерпите немножко.
Надя, заканчивай побыстрее.
Сейчас, Любовь Андреевна, я уже заканчиваю.
А ты...
Ты чего разревелся-то, а?