Точно сказать не могу, леди.
Но знаю лишь одно, что за те 200 лет, что я ему служу, он ничуть не изменился.
Дядя Степан, помог бы ты им, а?
Ну грех смеяться над убогими, ну посмотри на них.
Подневольные ж люди.
Одной рыбой питаются.
И поют так жалостно...
Что же это они каждую ночь надрываются?
Скоро уедут.
Не спится, Алёшенька?
Нет.
Готовлюсь.
Вот, послушайте, как великий Пиит прощается с предметом сердца своего.
Не буду этого слушать.
Почему?
Не нравится.
Как это не нравится?
Это великий Петрарка...
Ну и бог с ним.
С Петраркой?
С Петраркой.
У Петрарки своя тётушка была, это её забота.
А ты у меня единственныё племянник.
И вот что я тебе скажу.
Ежели ты человек - люби человека.
А не придумывай мечту какую-то, понимаешь ли, бесплотную, прости господи!
Да ещё что за особу сотворит тебе сей чародей, это тебе не вилку сглотнуть!
Ах, тетушка, не травите душу!
Я и сам теперь в опасении.
Откажись.
Откажись, скажи - передумал!
Неловко, тетушка.
Сам кашу заварил, а теперь в кусты?
Не по-мужски!
Я вот что решил… Я во время материализации про Марию буду думать.
Лицо ее буду вспоминать, глаза, плечи, руки...
И так далее.
Милый ты мой.
Да что ж думать, когда все это рядом в натуральном виде ходит?
Что вы такое говорите, тетушка?
Сами же учили: на чужой каравай рот не разевай!
Мало ли я глупостей говорю?
А потом, когда человек любит, он чужих советов не слушает!
Что же вы предлагаете?
Отбить ее у графа?!
А хоть бы и отбить.
Отбить!
Ты, Алеша, все привык на готовеньком.
Придумал себе, понимаешь, идеал, на блюдечке подай его тебе!
И стишки чужие читать - не велика доблесть!
Вон небось, Петрарка твой - посадил свою Лауру на коня, и только их и видели.
Тётушка, а с вами, признайтесь, тоже нечто подобное было?
Кабы было, я б тут в старых девах не сидела.
А то вот тоже попался вздыхатель, вроде тебя.
Сильный был мужчина.
Всю силу на стихи растратил.
Жизнь мою погубил.
Иди, Алёша, к ней, ждёт ведь.
Она вам это сказала?
Глупый ты какой, господи.
Кто ж про такое говорит-то?
Про такое молчат, да вздыхают.
Я сейчас мимо её комнаты проходила - там тихо...
Верный знак.
Иди, Алёша.
Отбить!
Марья Ивановна!
О как же я люблю Вас, Прекрасное созиданье!
Люблю ваш облик нежный И этот чудный взгляд!
И ваша неподвижность, И бледность, и молчанье Душе моей так много О многом говорят!
Не спится?
Да...
Вот.