Но тут мне открылась иная истина...
Кажется, кто-то там, наверху, вздумал меня обмануть.
Ты знаешь, мне не дано вызывать любовь.
Страх, восторг, уважение...
я легко пробуждаю в людях.
А любовь...
Увы.
Ш-ш, тебя никто не должен видеть.
Несправедливо.
Зачем открывать тайны сложного, если необъяснимо простое?
Я хочу построить формулу любви.
Ты с ума сошёл.
Любовь - это божественное чувство.
Всеобщее заблуждение.
Огонь тоже считался божественным, пока Прометей не выкрал его.
Теперь мы кипятим на нем воду.
То же самое я сделаю с любовью.
Не для себя - для всех.
Люди перестанут страдать и будут счастливы.
Все?
Все, поголовно.
А если кто-то не захочет жить счастливым?
Тогда он умрёт.
Все желания должны исполняться.
Я всё чаще думаю о преобразовании.
Чего?
Всего на свете.
В том числе и любви.
В этой формуле все учтено: знакомство, влечение, ревность, отчаяние… Все грани и градации.
Я проведу эту девочку по всему лабиринту.
И если в конце вспыхнет огонь чувств...
То, значит, не бог его зажёг, а человек.
И стало быть, мы равны.
Вот ты с кем соревнуешься.
Да, другие соперники мне не интересны.
Кстати, о соперниках...
Ты должна соблазнить этого юного мечтателя.
Он мешается под ногами и путает расчёт.
Хорошо, Джузи.
Я сделаю всё, что ты хочешь.
Соблазню, очарую, убью.
Лишь бы ты не страдал.
Мы договорились?
Да, принц!
Значит, я ставлю ультиматум...
Да.
А я захожу сзади.
Ну, Джузи..
Посмотри, какая ночь, Джузи.
Включи её в свою формулу.
Раз ты решил сделать весь мир счастливым, начни с меня.
Итальянцы.
И если мы завтра не уедем - я сбегу.
И не побоитесь?
Для бегства у меня хватит мужества.
Здорово, селянин.
Ой, здравствуйте.
Карета готова?
А как же.
Пройдёмте.
Вот она, красавица.
Это наша карета?
Через неделю будет как новенькая.
"Лабор ест этиам ипсе волюптас" Что означает: Труд - уже сам по себе есть наслаждение!
Мерзавец, а?
Мерзавец!
Ты, значит, здесь вместо работы латынь изучаешь?
Либерасьён с перпетум мобель.
Жакоб, мы отсюда не уедем никогда.
Мы погибнем.
Я всё понял, Жакоб.
Все пришельцы в Россию будут гибнуть под Смоленском.
Сударь, а правда ваш барин две тыщи лет живёт?