Я чувствую, здесь собрались люди скептического нрава, посему вернемся к трапезе.
Видите эту вилку?
Ну?
Хотите, я ее съем?
Сделайте такое одолжение.
Да что вы, граф?
Помилуй Бог!
Вы меня как хозяйку позорите… Сейчас десерт!
Фимка!
Ну что стоишь!
Неси шоколад!
Да!
Это от души… Замечательно.
Достойно восхищения.
Ложки у меня пациенты много раз глотали, не скрою, но вот чтоб так, обедом… На десерт… и острый предмет… замечательно!
За это вам наша искренняя сердечная благодарность.
Ежели, конечно, кроме железных предметов ещё и фарфор можете употребить… Тогда просто нет слов!
Благодарю, сударь.
Я уже сыт, пора и делом заняться.
Ну, где там ваш идеал, господин Федяшев?
Показывайте… Прошу.
Господин Калиостро, а как насчёт портрета?
Да погодите вы, голубчик, с портретом, дайте ему со скульптурой разобраться.
Браво, сударь!
Мне нравится ваш вкус!
Узнаёшь, Маргадон?
Натюрлих, экселентс!
Отличная фемина!
Моя судьба не раз позволяла лицезреть этот образ, когда-то её звали Елена Прекрасная.
Елена?
Позже - Беатриче.
Беатриче...
Прасковья ее звали.
Её лепили с Прасковьи Тулуповой.
Неважно, с кого ее лепили.
Истинный художник копирует не натуру, а лишь свое воображение.
Думаю, вы это понимаете, сударь, и не ждете от меня портретного сходства?
В общем то… конечно.
Но с другой стороны… Я надеялся, что будет похожа.
Материализация чувственных идей зримо воплощает фантазию.
С первоосновой же сохраняет лишь общие контуры...
Вы роняли ее, что ли?
Говорила, не надо трогать… Говорила.
Видите ли, она стояла в парке...
Я подумал: там дождь, голуби… Идеал нельзя отрывать от почвы!
Нарушаются магнетические связи!
Теперь даже и не знаю, как она будет выглядеть, ваша Лаура… Лаура?
Не Лаура ли это, воспетая великим Петраркой?
Да, когда то она была ею.
Она являлась миру под разными именами...
Джульетта, Лаура...
Я даже не ведаю, как она теперь будет называться.
Может быть, Мария?
Вы не возражаете, сударыня?
Сударыня!
Вы не возражаете?
Отчего же?
Это честь для меня.
Пусть не я, то хоть имя мое послужит чьей - то любви.
Так, значит, не возражаете?
А вы, сударь?
Не возражаете, нет?
А вы, сударыня, что скажете?
Прелестное имя.
Да я и внешний облик вашей спутницы воспринял бы с радостью… Должен вас огорчить, друзья!
Сейчас мне было видение… Галатею будут звать Лоренцией.
Я так и думал, господа, прошу, прошу вас.
Чего-таки не думают, Чего-таки не пробуют...
Прошу простить за дерзость...
В чём же дерзость?
Я насчет того, что помыслил придать идеалу черты ваши и публично о сем признался...
Теперь, стало быть, передумали?
Ах, что вы!