С обеих.
Её мой папаша ставил, прости господи.
А папаша мой был ловелас отменный, светлая ему память.
На Прасковь Тулуповну вроде похожа.
Была у нас тут такая мельчихова дочка.
Ух, красавица девка...
Барин на неё как глянул, так умом и поехал.
Либо, говорит, женюсь, либо из мрамора изваяю.
Амор, значит, с ним случился.
Чего?
Амор...
Звали-то её Прасковья.
И не амор, и не Прасковья...
Это Жазель.
Француженка.
Я признал её.
По ноге.
Не, это не Жазель!
Жазель была брюнетка, а эта вся белая.
Язык.
Закройте.
Откройте.
Закройте.
Откройте.
На что жалуемся?
На голову жалуется.
Это хорошо.
Лёгкие дышат, сердце стучит.
А голова?
А голова предмет тёмный и исследованию не подлежит.
Мудро.
Откушать просим, доктор, чем бог послал.
Откушать можно.
Коли доктор сыт, так и больному легче.
Ипохондрией мается.
Ипохондрия есть жестокое любострастие, которое содержит дух в непрерывном печальном положении.
Тут медицина знает разные средства, лучшее из которых и самое безвредное - беседа.
Слово лечит, разговор мысли отгоняет.
Хотите беседовать, сударь?
О чём?
О чём прикажете.
О войне с турками, о превратностях климата или, к примеру, о графе Калиостро.
О ком?
О Калиостро.
Известный чародей и магистр тайных сил.
Нынче в Петербурге шуму много наделал.
Газеты пишут - камни драгоценные растил, будущность предсказывал.
А ещё говорят, фрейлине Головиной из медальона вывел образ покойного мужа, да так, что она его осязала и теперь вроде как на сносях… Материализация!
Это называется "материализация чувственных идей".
Я читал об этих таинствах!
Да что ж ты так растревожился, друг мой?!
Тебе ж нельзя вставать!
Ляг сия ж минуту!
Тетушка, дорогая!
Ведь я думал о нем, о Калиостро!
Собирался писать в Лондон, Париж… А он тут, в России!
Да мало сказать, в России, он в тридцати верстах отсюда.
Карета сломалась, кузнец в бегах.
Так он сидит в гостинице, клопов кормит… Клопов?!
Великий человек!
Магистр! И клопов?!
Та они , сударь, не разбирают, кто магистр, а кто не магистр.
Не разбирают?!
Они-то не разбирают, но в России, слава богу, ещё остались просвещённые люди!
Не пущу!
Есть люди, которым дорого просвещение!
Нет!
Нет!
Алексис!
Алексис!
Вика!
Ключи от двери!
Сейчас, барыня!