Подождите, подождите. Я ничего не понимаю. О чем идет речь?
Об этом. "Полное собрание приключений барона Мюнхгаузена".
Она приглажена, причесана, напудрена и кастрирована.
Обыкновенная редакторская правка.
Но когда дополняют, становится нестерпимо.
Но, пойми же наконец, дорогой мой. Ты уже себе не принадлежишь.
Миф.
Легенда. И народная молва приписывает тебе новые подвиги.
Народная молва не додумается до такого идиотизма.
Ну, знаете ли!
Да, господин Рамкопф. Я требую изъятия этой вздорной книги.
Теперь о памятнике. Он мне не нравится.
Взять хотя бы картину, где я шпагой протыкаю десяток англичан.
Дорогой, но ты же воевал с Англией?
Но ты же прекрасно знаешь, что в этой войне не было пролито ни капли крови.
А я утверждаю, что было! У мне есть очевидцы, у меня есть свидетели.
Я не шел в атаку с таким зверским лицом, как было изображено.
Да ты никогда не видел себя со стороны.
И не орал: "Англичане свиньи!" Это гадко. Я люблю англичан.
Короче говоря, я против этого памятника.
Наверное мы все виноваты перед тобой.
Наверное действительно допущена какая-то не точность.
Но поверь мне, как старому другу, это произошло от безмерной любви.
Ты уже себе не принадлежишь. Ты наша гордость. Да. Поэтому...
Поэтому мы воздвигаем этот памятник.
Ты что, хочешь сорвать нам праздник, а?
Бог с ними, с не точностями. Через год воздвигнем другой
более достоверный.
Я тебя спрашиваю. Ты хочешь сорвать нам праздник?
Что случилось, а? Ты словно с цепи сорвался. Я же по лицу вижу
что что-то стряслось. Ну скажи мне, своему старому другу. Что?
От меня ушла Марта.
Она с ума сошла. Неблагодарная, дрянь. Кухарка.
Она думает, это просто, быть любовницей такого человека.
Мерзавка. Мы ее вернем.
Это не страшно. Действительно. Мы ее уговорим.
Нет, вы ее плохо знаете. Чтобы вернуть ее, придется вернуть себя.
Но вы умерли, барон Мюнхгаузен. Вы похоронены.
Нет, нет. Могилу мы сносить не будем.
Пойми, дорогой мой. В этой ситуации я вынужден буду принять экстренные меры.
Меня это не остановит.
Прощайте, господа. Я искренне сожалею, но...
Я тоже сожалею, но бургомистр не может позволить всяким самозванцам
посягать на святые имена.
Как интересно.
А вы за это время очень изменились, господин бургомистр.
А вы зря этого не сделали.
Вот факты: выписка из церковной книги, справка о смерти барона, квитанция на гроб.
Казалось бы, доказательств более чем достаточно.
Однако, подсудимый продолжает упорствовать!
Воспользовавшись своим внешним сходством с покойным бароном
коварно овладев его походкой, голосом и даже отпечатками пальцев
подсудимый наивно надеется нас обмануть
и заставить узнать в себе нашего дорогого барона
которого мы три года назад торжественно проводили!
Я отлично помню эту панихиду. Я сам его отпевал.
Мы ждем, подсудимый. Вы отказываетесь отвечать на вопросы суда?
Прекрасно! Послушаем голоса родных и близких.
Вызывается в качестве свидетельницы баронесса Якобина фон Мюнхгаузен.
Свидетельница, посмотрите внимательнее на подсудимого.
Знаком ли вам этот человек?
Это садовник Мюллер. Здравствуйте, садовник.
А откуда вы его знаете?
Он поставляет цветы на могилу моего покойного мужа.
Свидетельница, простите за такой нелепый вопрос, но не похож ли
подсудимый на покойного барона? Присмотритесь внимательнее.
Некоторое сходство, возможно, есть. Но очень не значительное.
Благодарю вас, баронесса.
Фрау Марта, фрау Марта!
Фрау Марта, у нас беда, барон воскрес.
Будут неприятности, фрау Марта.
Свидетель, можете ли вы, хотя бы отдаленно
признать в обвиняемом своего покойного родителя?
Прошу избавить ранимую душу юноши от дальнейших расспросов.
У меня вопрос к моему сыну.
Протестую! Это не ваш сын, это сын барона Мюнхгаузена!
Да, да, конечно. Извините. Хотя это звучит парадоксально.
Очевидно, в этом есть какое-то непонятное свойство природы.
Вино переходит в уксус, Мюнхгаузен в Феофила.
Ненавижу. Все. Дуэль! Здесь же стреляться.
Прекратите, свидетель. Вы не можете стреляться с обвиняемым.
Вы - барон, а он - садовник. Сядьте на место.
Прошу господина бургомистра!
Извините. Я хотел бы уклониться от этой неприятной обязанности.