что прихожане не смогут точно знать когда Рождество, а когда Пасха.
Возникнет путаница, что надевать: деловой сюртук или нарядный камзол?
Господин судья, ваше высочество. Барон осознал свою ошибку.
Нет, конечно он погорячился. Погорячился. Но он раскаивается.
Значит, вы готовы признать, что сегодня 1 июня?
Хоть 10-е.
Не 10-е, а 1-е. И не делайте нам одолжений.
Так какое у нас сегодня июня?
Громче, пожалуйста, для всех.
Вот! Видите, как просто.
Барон, вы ведь разумный человек.
Я всегда относился к вам с симпатией.
Я уважал ваш образ мыслей.
Свободная линия плеча, обуженные панталоны.
Вы могли бы стать примером для нашей молодежи.
Она так нуждается в этом.
И если вы правильно разберетесь в самом себе...
Я уверен, наш уважаемый пастор...
А, вот он. Не зря остался здесь.
Обвенчает вас с вашей избранницей.
Не так ли, святой отец, а?
Да, но при одном условии: барон должен отречься от всего.
От всего?
Да, да. От всех ваших богомерзких фантазий.
Вы должны признать, что все это ложь!
Причем я настаиваю, чтобы это было сделано письменно.
Письменно?
Да. Письменно врали, письменно и отрекайтесь.
Все должно быть в форме официального документа.
что я обыкновенный человек."
не вытягивал себя за волосы из болота, не скакал на ядре."
вишневого дерева."
Да, да. И так по всем пунктам.
Да и в семейной жизни, барон, давайте-ка обойдемся без фантазий.
Да, да, да. Давайте-ка без фантазий.
Все то же самое, но без фантазий.
Хорошо. Я все подпишу.
Раз новый день никому не нужен, пусть будет по-вашему.
Вот и славно. И не надо так трагично, дорогой мой.
Смотри на все это с присущим вам юмором.
С юмором!
В конце концов, Галилей-то у нас тоже отрекался.
Поэтому я всегда больше любил Джордано Бруно.
Ну, ну. Не усложняй.
Барон, в тайне ты можешь верить.
Я не умею в тайне.
Я могу только открыто.
Ну, ну...
Дорогой мой.
обыкновенный человек".
Звучит как начало романса.
Ну ладно. Не летал.
О...
Если бы вы знали, дорогие мои, какая она красивая...
Белые горы и красные камни на закате солнца.
Хорошо. Я на ядре не скакал.
В том страшном бою с турками, когда погибла половина моего полка.
Они загнали нас в это чертово болото, но мы выстояли!
Выстояли и ударили с фланга.
Но тут мой конь оступился и стал тонуть.
Тогда я схватил себя руками за волосы и рванул...
Рванул и мы поднялись над осокой.
Я подпишу, подпишу.
Зачем дразнить гусей?
Раз лишний день весны никому не нужен.
Забудем о нем.
В такой день трудно жить, но легко умирать.
Через пять минут, дорогие мои, барона Мюнхгаузена не станет.
Барон, дорогой мой, во всем есть и хорошая сторона.
Во всяком случае, город перестанет смеяться над вами.
Жаль!
Я не боялся казаться смешным. Это не каждый может себе позволить.
На прощание у меня есть еще одна идея. Вы все будете смеяться.
Карл, я умоляю Карл!
Карл!
Никто и никогда в этом мире не восполнит ту зияющую пропасть
которая возникла после ухода такого человека.
Но наш долг - пытаться возместить эту потерю
каждому по мере его сил.
Итак, господа, я заканчиваю. Три года прошло с того дня
как перестало биться сердце барона Мюнхгаузена.
И все три года этот прославленный герой
живет в сердцах своих благородных соотечественников.
И пусть памятник, который мы устанавливаем в его честь