Выстрел подростка может быть не менее эффективен, чем выстрел любого солдата.
Часто более эффективен.
Никто не остановит эту баню крови.
Не баню крови, а кровавую баню. - Спасибо.
Но мне лучше по-своему.
Я не смогу платить, сколько ты хочешь.
Мы народ небогатый, кроме того наш рынок наводнен автоматами типа калашникова,
Знаешь, кое-где в моей стране можно купить автомат по цене курицы.
Не стоит судить по цене единицы. Вы забываете о накладных расходах.
Надо подделать сертификат, ввести подставные фирмы, оплатить страховку. нанять летчиков, моряков, не говоря уже о взятках.
Из Восточного блока гайки с болтом не вывезешь без взятки.
Причем одна взятка за гайку и еще одна - за болт.
Поверьте мне, Энди, продажа оружия - дорогое удовольствие.
Энди?
Я буду платить тебе лесом.
Или камнями.
Пожалуй, возьму камни, а то бревна трудновато вывезти ручным багажом.
Я знаю, вы планируете наступление, если подождуете неделю, я привезу вам бронетранспортеры.
Они сильно снизят ваши риски и потери и дадут стратегическое преимущество.
Меня называют начальник войны.
Но начальник - это ты.
Не начальник войны, а военачальник.
Спасибо, но мне лучше по-своему.
Конфликтные алмазы - ходовая валюта в Западной Африке.
Их еще называют "кровавыми алмазами", потому что ими обычно оплачивают кровопролития.
В конце девяностых мое состояние доросло до моих рассказов о нем.
Даже превзошло их.
Я даже мог себе позволить меценатство.
Я не могу поверить.
Ну, конечно. Это чудесно. Я не ожидала, что так быстро.
Да, это тоже было бы замечательно. Конечно.
Прекрасно. Большое спасибо. Юрий... Хорошо, спасибо, пока.
Юрий, звонил галерейщик. Я продала первую картину.
Потрясающе!
И кто купил? - Какая-то шишка. Решил быть неизвестным.
Просто чудо! - Да. Как съездил?
Ну, все как обычно. А где Ники? - Он спит. Извини. Не дождуался.
Ну, и хорошо. - Моя первая картина...
Я настоящий художник. - За это стоит выпить.
За что не стоит? - Привет.
Юрий, это... - Кэнди.
А, Кэнди, конечно.
Подруга моего брата - это... подруга моего брата.
У вас все так прекрасно.
Это все он. - Да, я такой. Пойду поцелую Ники на ночь.
Ладно.
Ну, как жизнь, брат? - Как всегда.
Я все тот же семейный урод.
Ну да. Что ж, кто-то должен им быть.
Да.
Слушай, Эва знает, да?
Эти складки чудесно смотрятся.
Я ничего не хочу такого сказать, но...
Ей не надо ничего знать. Она понимает, как я...
Может, они и боец, но она не как ты.
Она не знает, чем это опасно. - Мы не говорим об этом.
Многие продавцы машин рассказывают о работе?
А продавцы сигарет? Их товары каждуый год убивают больше людей, чем мои.
У моих хотя бы есть предохранители.
Если им можно молчать дома о работе, мне и подавно.
Черт, а ты мастер.
Нет, правда. Ты почти убедил меня.
Ты не мог бы меня выручить?
Почему? - Почему?
Почему?
Что? Почему что? - Почему?
Почему? - Не знаю.
Что почему?!
Почему ты всегда в заднице?
А потому...
Я не знал, что известно Эве, и на что она закрывает глаза.
Она никогда не спрашивала, как простой перевозчик грузов может дарить ей серьги с бриллиантами по 1 8 каратов.