Популярные

Едут они с мужем в машине, он ей говорит, типа: «Мы сегодня весь вечер проведем вместе».
Она улыбается, а у самой рука в сумочке. И
мне приходит смс-ка: «Сегодня не смогу. Целую». А?!
Ой, да! -Вот, если б пришли фашисты... -О-о... Опять?
...те, которые за неправду расстреливают и спросили: «Изменяла тебе жена или не изменяла?»,
я в любом случае ответил бы «нет».
Потому что, если не изменяла, ты сказал правду тебя отпустили, а если изменяла, даже удивиться не успеешь.
Нет, не изменяла.
Не угадал.
Ах, ты сука!
Спасибо, фашисты...
Я, кстати, согласен говорить «да» - нет никакого смысла. -Никакого.
Вот сказал ты «да», изменяла...
И это оказалось правдой.
Тебя отпустили, живи. Только как с этим жить?
Ты знаешь, она знает, что ты знаешь, все фашисты знают, их уже не позовешь, неловко...
А ребята были полезные...
А если все держалось на том, что ты не знаешь, и она сейчас уйдет, а ты ее любишь.
А-а-а!!!
Ну, елки-палки! Да что ж такое! -Ну, чего?! Чего там?! -Что поняла?
Да не поняла...
«Спасибо, мой лохматик! Чмоки-чмоки». -А?! -Блин...!
Так, что о-о-о-о?! Вы нее ноги видели? -Тогда терпи.
Вот поэтому я и не женюсь.
А вот странно, что если мужчине нравится женщина, то он должен ее завоевать, победить.
А если женщине нравится мужчина, то она, чтобы его завоевать, она же должна ему сдаться, то есть проиграть!
Выигрывает - проигрывая! Мы играем в шашки, они играют в поддавки.
Кривая женская логика... Всегда у них так.
Красиво... -О-о-о... -Знаешь, как там внутри красиво?! Пойдемте.
Куда идем?! -Идемте, идем. -Куда идем?
Куда ты пошел? Леш, Леш! -Я здесь лет десять не был.
Ну, поехали, пожалуйста! -Сначала духовный голод, а потом - физический.
Я духовно не очень проголодался, а физически - страшно просто!
Да, ладно, ну мы уже здесь, Слав, один шаг. Ну, смотри какая красота!
Леш, ты знаешь, вот, я, я всегда за тебя, но я после вчерашних ирисок, ну, ни че не ел. Давай может, как-нибудь... А?
Хорошо, быстро поесть, а потом... -Поспать!
Ясно. Но, вот, знайте, что я еду обедать с нищими духом людьми. -Хорошо.
Вот такусенькими. Карлики, пигмеи, скоты все. -Согласны.
Все, садитесь. -Вот так.
А Леша хорошо устроился да? И пожрет, и будет выглядеть высокодуховным человеком.
Господи, господи, господи... картопляники.
Леш, что такое картопляники? -Картопля, такая, тертая.
Деруны, что ли? -Не, то драники.
А это такая котлетка, а там внутри пюре и так все обжарено.
А, типа зразы? -Какие зразы?
Ну, как объяснить ему? Картоплянники...
Девушка, нам, пожалуйста, вторую, третью, четвертую страницы, кроме, знаете, жареных мозгов.
Да! И водочки с перцем. -Не-не-не... горилки с пэрцем.
Слушай, ну, еще не в совершенстве я знаю украинский язык. -Спасибо.
Да, Вер?
Угу...
Да?
И что? Ну, вот что?
Че она его мучает? Она что, не понимает, что он рано или поздно просто уйдет и все?
Мне кажется, он ее давит. Ему нужно быть главным, он это любит. Он ее опускает.
Вы не понимаете, он так живет. Он ее провоцирует, потом скандал...
...потом они мирятся, и какое-то время ему хорошо. -Почему ты так считаешь?
Потому что у него с Яной ровно то же самое. Ему просто по-другому скушно.
Так, дайте мне водки. -Налей ему.
Кам, может, ты зря ее так давишь?
Мы уехали гулять, она осталась. -Леш, знаешь что?! Ты вот...
Ты бы вот мог бы... короче, ладно я ничего не рассказываю, вот слушайте.
Три дня назад, написала Вера и Яна. Вот просто послушайте.
Яна: «Родной мой, я так по тебе соскучилась. Хочу видеть твои глаза...»
Вера: «Рис, гречка, морковь, помидоры, капуста кончилась.»
Яна: «Я скучаю по тебе, даже когда ты со мной. В жизни так мало моментов, когда мы вместе.»
Вера: «Шампунь «Виши» от выпадения и бальзам красного цвета. «Клоран» не крем, а шарик» -Угу!
«Ты мой самый-самый любимый.»
«Салфетки, бумажные полотенца, туалетная бумага 4 штуки. Ты когда будешь?»
Яна: «Приснись мне ночью, только обязательно.»
Вера: «Из магазина набери, наверняка что-то вспомню.» -А?