Популярные

А если она не твоя, то придет папа, отнимет ее у плохого мальчика и отдаст тебе.
Или, знаешь, купит такую же. -Привезет лучше, из Прибалтики.
А вот мне папа в детстве, привез четыре бутылки фанты, и я их растянул на месяц.
Как было вкусно!
А, по-моему, сейчас не та фанта. -Ну, ты вообще сравнил, ту фанту и эту.
Ну, чего, чего вы сидите? Они уже петь начали, а?
Слав, ну, садись, здесь тоже хорошо. -Чего хорошего? Ну, что хорошо?
Саш...
Мне когда было 14 лет, я думал, что сорок - это так далеко,
что этого никогда не будет, или будет, но уже не мне.
А, вот, щас, мне практически сорок...
а я понимаю - действительно, не будет...
...потому что мне до сих пор 14.
А мне, по ощущениям года на четыре больше.
Я даже помню, во что я одет, у меня такие джинсы... бананами - турецкие...
свитер тоже турецкий, а на дискотеке, хочу пригласить Олю Чумаченко на танец, но боюсь.
И играет еще это, помнишь: Та-ра-ра-ра, энд ай...
Получается - взрослых нет.
Есть постаревшие дети.
Лысые, больные, седые мальчики и девочки.
Знаешь, мне позвонили...
пригласили на двадцатилетие выпуска. Я говорю: «Как двадцатилетие, я же в девятом классе!»
Прихожу, а там... пожилые дяденьки и тетеньки сидят.
Прикинь? И это мои одноклассники.
Это что получается, что мне столько же лет, сколько и им?
О, катастрофа, а! -Так, все! Ну, хорош, ну!
Ну, там такие девушки! Ну? Платьица короткие. Ноги загорелые. Ну, пошли.
Слав, а ты и в семьдесят лет будешь к девушкам приставать? Да?
Обязательно. -Ужас! -О! Я предлагаю тебе...
...напиши себе семидесятилетнему письмо: «Старый дурак...
не приставай к молоденьким девочкам - это смешно и отвратительно.
И если ты думаешь, что это не так, знай - это так.» -И зачем я это буду писать?
Потому что ты будешь преподавать, приставать к студенткам...
Обязательно, буду! А зачем идти преподавать тогда?
Мы всю дорогу вот это вот... про эту гадость... Приставать, изменять...
Леш, вот, че гадость? Че гадость? Ты что сам не изменяешь? -При чем здесь я?
Смотри, как она его укутала, смотри как трогательно.
Им же, лет по восемьдесят. То есть, они лет шестьдесят прожили вместе.
И видно, прям видно, что они друг друга любят.
Любят, но почему ты так думаешь, что они друг другу не изменяли?
Может, даже поэтому прожили так долго и счастливо. Ну, потому что изменяли. Разве так не бывает?
Нет. Так не бывает. -Почему?
Потому что, потому что я так не хочу. -А, это, конечно, аргумент!
Слав, ты вдумайся, и ты поймешь, что именно, это - аргумент.
Я вдумался, я понял, что это не аргумент. -Ты мне сразу отвечаешь, а ты следующий шаг сделай.
Леш, я тебе говорю - не аргумент. -Знаешь, а мне кажется, Леша прав...
А может как раз это аргумент.
Вот, мы щас сидим, спорим, а ведь это все могло закончиться.
А ты не волнуйся, оно в любом случае закончится.
Знаешь, я еще добавил бы в это письмо, ну, себе семидесятилетнему...
«и самое главное - не волнуйся, у тебя всё было. Твой сорокалетний ты».
Хотя, боюсь, именно это и расстроит тебя больше всего.
Ик! Пардоньте!
Слав, а чего вот ты - «бе-бе, бе-бе»?
В смысле? -Нет, чего это ты запричитал -»расстроит, расстроит»?
Че ты вот пришел? -Кто запричитал?
Ты! -Не, нормально, да?!
Ты же сидишь: бе-бе... -Ты сам говорил, идем танцевать. Иди танцевать!
Бе-бе-бе! -Я же и говорил! -Ты ж хотел.
Чо мы сюда приехали в такую даль?! -Где ты идешь, ты сидишь на песке!
Это же я говорил пошли уже! -Девочки, девочки...
Молодец...! -Так я ж говорю это!