Нет.
Почему же тогда звал?
Сегодня мы работаем последний день, завтра я сворачиваю работы.
Это чужая земля.
Вы меня уверяли, что хозяин убит, а участок ваш.
Так оно и есть, клянусь жизнью моей покойной жены.
А я слышал совсем другое.
Хозяин жив и скрывается где-то в горах.
Не верь!
Глупости болтают!
У меня любимую дочь украли, а теперь и ты хочешь обокрасть?
Говорю тебе, это моя земля, ищи, копай.
Если не найдешь нефть, я совсем пропал.
С нищими буду драться у мечети за медный грош.
Ты этого хочешь?
Г-н Велибеков, если земля действительно ваша, покажите бумаги.
Покажу, покажу.
Садись в фаэтон, поедем, покажу тебе бумаги.
Вот тебе бумаги.
Хорошие.
Г-н Велибеков...
А вы не боитесь?
Я ведь могу и в полицию заявить.
Заявляй!
Вот тебе и полиция!
Г-н Велибеков, оставьте нас.
Мы отлично договоримся с господином студентом.
Г-н Петров, вы здесь недавно, и по неопытности делаете много ошибок.
Я хочу дать вам совет.
Здесь есть свои обычаи.
Их нужно уважать.
Здесь все вещи и понятия приобретают другой смысл.
Фарзали бек мой друг.
В какой-то мере.
Это человек прекрасной души.
В определенном смысле.
А вы не хотите пойти ему навстречу.
Напрасно.
Мы знаем, какие разговоры вы ведете с рабочими, какими книжицами их снабжаете.
Я даже знаю, что вы самовольно ездили в Дербент к ссыльному Можейко.
А ведь вы находитесь под гласным надзором полиции.
Я мог бы в ту же минут вас...
Это даже мой долг.
Вы понимаете?
Но исходя из местных условий и рассматривая слово "долг" в определенном смысле, мы не цепляемся к мелочам, а вы цепляетесь.
Дали вам две бумажки, взяли бы и шли себе.
Вы меня извините, но денег у этого субъекта я не возьму.
Делает вам честь.
Но бурить-то вы обязаны?
Бурить буду.
А денег не возьмете?
Денег не возьму.
Я вижу, вы порядочный человек.
В таком случае, идите и работайте даром.
Нет пути, чтоб Не устали мы ни разу, Нет пути, чтоб весь пройти До цели сразу, Без желанья отдохнуть Хоть полчаса, И без тайной, Твердой веры в чудеса.
Без желанья отдохнуть Хоть полчаса, И без тайной, Твердой веры в чудеса.
В мир лучистой, Чистой краски, В царство доброй, Мудрой ласки Нас влечет, Спасибо сказке, И бессильны здесь года.
Чтобы в жизни ни случалось, Лишь бы сказка не кончалась, Лишь бы с нами не прощалась, Не прощалась никогда!
И не надо в сказку Очень уж надолго, Нам бы час пожить, Как в сказке, да и только.
Нам бы только прикоснуться К ней чуть-чуть.
Аромат ее вдохнуть.
И снова в путь.
Нам бы только прикоснуться К ней чуть-чуть, Аромат ее вдохнуть, И снова в путь.
В мир лучистой, Чистой краски, В царство доброй, Мудрой ласки Нас влечет, Спасибо сказке, И бессильны здесь года!
Чтобы в жизни ни случалось, Лишь бы сказка не кончалась, Лишь бы с нам не прощалась, Не прощалась никогда!
Интересно, как сюда ходят хозяева?
Так же, как и мы.
Да нет.
Ты же видел, там до нас никто не ходил.
И здесь тупик, неба не видно.
Воздух даже не проходит, огонек совсем не дрожит.
Интересно, откуда это взялось?
Кто его знает!
Лет сто назад какой-нибудь богач собрал все это, а потом землетрясение и вход завалило.
Сто лет назад стеариновых свечек не было.
И вот, взгляните.
Это новое изобретение, граммофон называется.
Граммофон!
У отца такой.
Дурак этот богач или кто он был.
Золото, серебро, граммофон!
Лучше бы спрятал мешок сухарей.
Мы с Сан Санычем номер работали.
Как раз под эту музыку.
Теперь мы тут в безопасности, а он в тюрьме.
Ладно, пора спать.
Телли, вы ляжете тут, а мы в той пещере.
Спокойной ночи.
Что с тобой?
Сама не знаю.
А я знаю, тоскуешь.
Жалеешь, что связалась со мной.
Как у тебя язык поворачивается!
Не утешай меня.
Все равно не поверю.
Ты дочь бека, а сейчас живешь, как нищенка.
Даже еще хуже.
Мы живем, как звери.
Боимся охотников, боимся нос высунуть из своей норы.