Угу, он же Автандил Калашников, он же Алёша Муромец, он же проповедник южно-корейской секты преподобного Муна Сунь Хунь в Чай.
Да, это есть мой жених!
Жених, да!
Ага, ага, валютка, загранпаспорта.
Вот что задумали - с алмазом за кордон?!
Йес, заутро, заутро мы улетать в Нью-Йорк.
Ну естественно, что не в Кызылорду.
Приказываю всей банде построиться в колонну по четыре!
Шаг влево - шаг вправо считается побегом!
Прыжок на месте рацениваю как попытку улететь.
Стреляю без предупреждения!
Вот это правильно!
Меня ещё Фёдор Павлович, учитель мой незабвенный, научил их отличать.
Фёдор Павлович?
А он по какому предмету?
Да он по сейфам был специалист.
Медвежатник.
Ты, - говорит, - надень на него мысленно шапочку эту ихнюю специально - сразу увидишь: масон или наш человек.
И чего только не придумают люди!
Ну мысленно, если честно, у меня не всегда получается.
На всякий случай я её с собой ношу.
Как какое сомнение - ну-ка, друг, примерь!
Чего?
Шапочку!
Зачем?
Да как же вы, мама, не понимаете - они нас гоями считают!
А что это такое?
Да хрен их знает!
Они всё врут, на секрете держат.
Только один раз прокололись.
Следователь, видать, нетуфтовый попался.
Мне потом Фёдор Павлович...
Это учитель который?
Незабвенный!
Давал протоколы читать, ну допросы ихнего.
"Мы, говорит, должны захватить все газеты, все телевизоры и влиять на гоев".
Представляете, мама?
Мама!
Вы теперь в телевизор посмотрите - там же ни одного русского лица нету!
(из телевизора) *...
предстал перед нами в образе жениха* *вот этой вот самой особы,* *личность которой мы сейчас установим.
* *Я известный дирижер Иннокентий Шниперсон, музыкант...
* Действительно - ни одного русского!
*Иннокентий Иванович!
* *Значит, от музыканта не отказываемся, да?
* *А от Кроликова отказываемся?
* *Конечно!
Шниперсоном сейчас быть выгоднее!
* *Слышала бы тебя твоя родная мама,* *простая русская женщина Прасковья Алексеевна, что вы сказали.
* *Иннокентий Иванович!
* *Я есть подданный Соединённый Штат!
* *Я требовать сообщить немедленно посол.
* *А что мелочиться?
* *он должен приехать здесь!
* *А зачем посол? Давай Клинтону сразу позвоним! И расскажем как ты пыталась алмаз перетащить через границу!
* *А вот собственно и главный персонаж нашей истории.
* *посмотрите - известный аферист, вор Кроликов!
* *Я сирота, я воспитывался в детском доме, в Херсоне.
* *В Херсоне?
А это мы сейчас проверим!
* Чё я с ней?
Что ей надо?
Это художественный фильм про меня сняли, что ли?
*Вы документы видели?
* Сподобил Господь!
Нашёлся Кешка!
Мама, мама!
Что за номера, мам?
Прости меня, Васенька, дуру грешную!
Прости, Христа ради!
Прости!
И ты, Кешанька...
прости, если можешь!
Виновата я перед вами!
Ой, как я виноватая!
Давно собиралась сказать, да всё боялась...
Не мой ты сын, Васятка!
Не сын ты мне!
Ой, мама… капусточка, конечно, дело хорошее, но в доме нужно держать и мясные закуски!
Ой!
Как сейчас помню: Варя помирает, Иван Израилевич в соседней комнате, роялем придавленный, а вы кричите, сиську просите!
Мама, мама!
Что?
Я ваше горе готов разделить, но по пунктам.
Первое: Варя помирает - это кто?
Это?
Варвара, сестра моя родная!
Она вам с Кешкой мама-то, не я!
Ну допустим.
Второе: этот в соседней комнате?
Иван Израильевич?
Угу.
Папаша ваш, настройщик рояля он был.
Варя-то, она уборщицей в Доме Композиторов работала - он на неё и настроился, хотя и старше её был на 52 года.
Нет, записались они, всё чин-чином.
Пока она с пузом ходила, он ей всё на рояле играл Бетховена там, или Родиона Шедрина...
Мама, мама!
А как у неё, у Вари схватки начались - он опять к роялю.
Чтобы ребёнок, - говорит, - с абсолютным слухом был.
И так это он сильно стал по клавишам бить...
Рахманина, помню, второй концерт.
Что ножки-то у рояла подломились, его и накрыло.
А много ли ему надо-то было в 93 года?
А сиську почему много народу просило?
Так двойня же родилась-то, близнецы вы с Кешкой!
Варя-то как увидела, что Иван Израилевича задавило, так совсем плохая стала.
А тут ещё роды тяжёлые.
Много вас очень...
Она Богу душу-то и отдала.
А я после похорон огляделась - мамочки мои родные!
Сколько близнецов лежат, кричат, сиську просят!
А я тогда проводницей "Москва - Херсон" работала.
Думаю, нет, нет, нет, не поднять мне вас - в детдом сдам.
А тут ты, Васенька, ко мне ручки-то и потянул.
А я смотрю: волосики чёрные, глазки карие, ростик 175 сантиметров, и думаю: хоть одного да воспитаю, человеком сделаю.
Кешу я в Херсон отвезла, в детский дом подбросила.
Видишь, до чего докатилось это бездомашнее воспитание!
Прости меня, Кешанька!
Ручонки, значит, потянул?
Да-а, не повезло мне.
Родился бы совсем без рук, сейчас бы знаменитым пианистом был бы.
А чем бы ты играл, им что ли?
А что это он, Шниперсон-то, покрасивей псевдонима не мог придумать?
Так по папе, по Иван Израилевичу.
Я и записочку оставила - Кеша Шниперсон.
Тебя-то я на свою фамилию записала - Кроликов.
Минуточку!
А дедушку нашего по папиной линии как звали?
Израиль Лейбович.
Я почему помню - Иван Израилевич мальчика, если родится, в честь дедушки Изей хотел назвать.
А когда он умер, я думаю - назову я тебя лучше Васей, чтоб люди не завидовали.
Тётя мама, скажи ты мне, как на духу, как русский человек русскому человеку.