Популярные

Ночью вашего Кешу не надо будет заменять!
Нет, ночью не надо.
Только днём.
Его днём освободят.
Что ж она крутится-то?
Как выйти-то?
Иди сюда, мама.
Так хочется хоть раз В последний раз поверить Не все ли мне равно Что сбудется потом...
Любовь нельзя понять, Любовь нельзя измерить А там на дне души Как в омуте речном...
Пусть эта даль туманная, Пусть это глубь бездонная, Сегодня нитью тонкую Связала нас судьба...
Твои глаза зелёные, Слова твои обманные, И эти песни томные Свели меня с ума!
Такой удивительный сюрпрайз!
Свадьба!
Какой замечательный смешной у русских юмор!
Как ты меня красиво обмануть!
Горько, да?
Горько!
Дорогие гости, ромалы!
Я обязательно поцелую свою дорогую невестушку, но сначала я хочу приготовить вам думалы!
Это газета "Аргументы и факты"?
Факты вам хочу подбросить: Великий дирижёр Иннокентий Шниперсон опять за решёткой?
Это новые вылазки партократии.
Да-да.
Кто говорит?
Возмущённая интеллигенция говорит!
Это газета гомосексуалистов?
Очень хорошо, у меня для вас есть сообщения.
Этот пидорас Пискунов опять арестовал Иннокентия Шниперсона.
Это же новые вылазки жидомасонов!
Думалы!
Кто говорит?
Все говорят!
Это журнал пчеловодства?
Вы что ж, понимаете, трутнями сидите в то время, как великий дирижёр сидит в тюрьме!
Я покажу вам думалы!
Что делать, что делать - крылышками махать надо!
Не знаете, что такое горько!
Ну здравствуй, братишка!
Я отказываюсь от всяких переговоров, пока вы не прекратите дискриминацию граждан цыганской национальности.
Ну куда вы прёте?
!
Ну что вы, языка русского не понимаете?
Вам же сказали, нет никакого здесь Шниперсона!
Здесь Кроликов сам пришёл с повинной!
Куда вы идёте?
Вы нового указа президента не читали?
Свободу Шниперсону!
Шниперсону Свободу!
Вот, пожалуйста - вор-рецидивист.
Закройте дверь и не мешайте репетировать!
Обманщик!
Извините, тут к вам пришли.
Господин Шниперсон, за что они вас?
Хотя, с позволения сказать, товарищ?
Ничего-ничего.
Эти репрессии помогают мне лучше понять историю моей страны.
И моего народа.
Товарищ полковник, вас к телефону президент.
Слушаю.
Слушаюсь.
И Суходрищева?
Есть.
Все свободны!
Ура!
Этого музыканта я знаю давно!
А, может быть, Суходрищева оставить, товарищ полковник, а?
Майор.
Президент.
А вопрос о моих званиях находится исключительно в компетенции Президента.
Спасибо.
Спасибо за поддержку, за любовь к искусству!
Это не Кроликов.
Цыган Кроликов.
Да нет, цыгане-то вон как своего признали.
Значит, это Кроликов.
Но почему они его отпустили?
Потому что это не Кроликов.
А кто же?
Дирижёр.
А если это дирижёр, так кого же мы допрашивали?
Дирижёра.
Тогда кто же дирижировал?
Кем?
Что?
Где?
В 1837 году в Санкт-Петербурге был зарегистрирован случай: титулярный советник Иван Никанрович Рябов заимел себе двойника.
Ё-моё!
Вот оно что!
Значит так!
Едем на свадьбу, берём Кроликова и двойника.
И обоих кончаем!
Спокойно и просто мы встретились с Вами, В душе зажила уже старая рана.
Но пропасть разрыва легла между нами: Мы только знакомы.
Как странно...
Как странно всё это: совсем ведь недавно Была наша близость безмерна, безгранна, А ныне, ах, ныне былому неравно: Мы только знакомы.
Как странно...
Как странно ни разу не тронуть былого, Но думать о нём каждый день непрестанно, Болтать о погоде, а помнить три слова: "Мы только знакомы".
Как странно!
Как странно!
Как странно!
Завязка всё сказка.
Развязка - страданье.
Не правда ль, избитый сюжет для романа?
А может быть...
Впрочем, к чему?
До свиданья.
Мы только знакомы.
Мы только знакомы.
Мы только знакомы.
Как странно...
Ты что себе позволяешь?
А в чём дело?
Я танцую с серьёзными намерениями.
Я хоть сейчас в ЗАГС!
Я согласна!
И какое ваше дело вообще?
У вас есть своя невеста - вот и целуйтесь с ней!
А то, понимаешь, как собака на сене.
Горько!
Горько!
Папа, папа, на хрена тебе нужна эта американка?
Мама лучше!
Это твои дети, дарлинг?
Они обознались!
Ах, обознались?!
Ту сокара Земфира, манголо джало дофман ушан!
Ту ко коро банго чурдыян ман чаворенца!
Карудян манпекабаян эта проститутка!
Ту сабулу булы!
Дарлинг, эта женщИна - твоя любовница?
Гости, ромалЫ, я хочу проверить как варятся мои думалЫ!
Я всегда говорю, что гласность - это величайшее завоевание своего народа.