1
Разумеется, женщины всегда играли важную роль в пополнении наших боевых подразделений.
За последние несколько лет мы достигли значительного успеха в защите интересов женщин, служащих в ВМС.
Скажу больше, мы организовали курс психологической подготовки мужчин-новобранцев, что является свидетельством еще большего прогресса в деле...
Позвольте, мистер Хейз, по вашей логике выходит, что если людоед пользуется ножом и вилкой, это тоже прогресс?
Если вы позволите мне закончить, мадам то ваши вопросы...
Видите ли, я уже немолода, и у меня не так много времени, так что простите, что перебила.
2
Видите ли, у нас в США четверть всех военных должностей недоступна для женщин.
Нужно переломить подобную ситуацию.
Некоторые утверждают, что женщины не созданы для этого. Они физически слабее.
А разве нужно быть сильным, чтобы нажать курок?
3
У вас есть молодой человек?
Простите?
Ну, дома.
Жених. Любимый мужчина. В общем, какой-нибудь платежеспособный гетеросексуал.
4
Обыкновенная женщина - 25 процентов жира. Двадцать пять.
То есть целая четверть. Прикинь, парень.
Ну, если она сама будет носить эту тяжесть - я не против.
5
Я не встречал в природе жалости к себе.
Любая птаха, коли с ветки упадет, закоченев от стужи, не испытывает жалости к себе.
Приливы и отливы на Атлантике, дрейф континентов, положение солнца на эклиптике - это только малая часть подвластного мне в этом мире.
Это ясно?
Ясно, господин Главнокомандующий!
6
Боль - ваш друг и союзник.
Она вам даст знать, когда у вас будет серьезное ранение.
Она сделает вас бдительными и злыми.
Она же подскажет, когда нужно свернуть работу и отчалить на фиг домой.
У боли есть одно хорошее качество. Знаете?
Не знаю.
Она означает, что вы еще живы!
7
Какой сегодня день недели, Ньюберри?
Хреново и холодно, вот какой день недели.
8
Ну, хорошо, лейтенант. Мне нужны фамилии. И конкретные жалобы.
Сэр. Я могу говорить откровенно.
Вы, сэр. И началось это, как только я здесь появилась.
В самом деле?
Двойной стандарт. Раздельное проживание, специальное отношение.
Вы сразу бросились предлагать мне стул, когда мы впервые встретились.
Потому что я воспитанный человек. А ты жалуешься.
А мне не нужна воспитанность, сэр. Как я могу общаться с этими ребятами, если меня сразу же делают аутсайдером? Для меня делаются исключения.
Так я никогда не стану для них своей.
Тогда уж лучше сразу обязали меня ходить по базе в розовой юбочке.
У вас что, мозги пукнули?
Простите, сэр?
Ну, как же! Врываетесь к своему начальнику и орете на него!
Вот я и говорю: ваши мозги испортили весь воздух, а я этого не люблю.
Вы меня с самого начала не возлюбили, сэр.
На самом деле я не возлюбил одну политиканшу, которая использует подведомственную мне базу для своих социальных экспериментов.
Еще мне не нравится курс психологической подготовки, введенный на базе.
Не нравится иметь в штате акушера гинеколога, чтобы брать у тебя мазки на рак матки.
Но больше всего мне не нравится аромат ваших духов, пусть даже и еле ощутимый.
Потому что он забивает аромат моей 3 доллара 95 центовой сигары, которую я немедленно выброшу, если ее фаллическая форма оскорбляет ваши, блин, тонкие чувства-с.
Так оскорбляет?
Нет, сэр.
Нет, сэр, что?
Форма не оскорбляет, сэр. А воняет, блин, приятно.
Значит, один стандарт?
Обращайтесь со мной также. Ни лучше, ни хуже.
Хорошо, вы получите все, о чем просите.
Прекрасно, сэр.
9
Херня какая-то. Почему я должен страдать только из-за того, что она в моей команде?
Если б ты держал свою пасть закрытой, мы бы здесь вообще не были.
10
И запомните: нет плохих людей, есть плохие начальники.
11
Знаешь, у меня были не исправные часы...
Так они дважды в день показывали верное время.
12
Знаешь, О`Нилл, ты мне больше нравишься, когда ты пьешь.
Знаешь, Кортес и ты мне больше нравишься, когда я пью.
13
Ведь в Вашингтоне, если ты популярен, можно даже не соблюдать Десять заповедей.
14
Слышишь, О`Нилл. Я бы пошел с тобой в разведку.
Я этого не переживу.