Ты принадлежишь к удивительному племени.
Даже сейчас ты ведешь себя вызывающе перед лицом полного уничтожения, в присутствии бога.
Идти против меня неразумно, Леонид.
Представь, какая страшная судьба ждет моих врагов, если во имя победы я с радостью убью любого из моих людей.
А я за любого из своих умру.
Вы, греки, гордитесь своей логикой.
Советую тебе применить ее.
Посмотри на прекрасную землю, которую ты столь яростно защищаешь.
Представь, что она обратится в пепел по моей прихоти.
Подумай о судьбе ваших женщин.
Ты просто не знаешь наших женщин.
Я мог бы взять их в свое войско, судя по тому, что я здесь увидел.
У тебя много рабов, Ксеркс, но мало воинов.
Скоро они будут бояться моих копий больше, чем твоих кнутов.
Они боятся не кнута, а моей божественной силы.
Но я щедрый бог.
Я могу сделать тебя безмерно богатым.
Я сделаю тебя военачальником всей Греции!
Ты понесешь мое боевое знамя в самое сердце Европы.
Твои соперники афиняне преклонят колени перед тобой, если ты преклонишь свои передо мной.
Да, ты щедр настолько же, насколько богоподобен, царь царей.
От такого предложения может отказаться лишь безумец.
Но дело в том, что сама мысль о том, чтобы преклонить колени — это...
Видишь ли, пока я резал твоих солдат, у меня страшно затекла нога, так что она теперь болит и преклонять колени мне трудно.
Твоя жертва останется бесславной.
Я вычеркну из истории все упоминания о Спарте.
Сожгу все греческие пергаменты до последнего клочка.
Всем греческим историкам и всем писцам до единого выколют глаза и вырежут языки!
Само упоминание о Спарте или о Леониде будет караться смертью.
Мир забудет, что ты существовал!
Мир будет помнить, что свободные люди пошли против тирана.
Что горстка пошла против войска.
Еще до конца этой битвы мир увидит, что даже богоподобный царь может истекать кровью.
А ты сегодня неплохо сражался для женщины.
Ты тоже.
И если бы меня ранили, может, ты бы даже за мной угнался.
Возможно, я был так далеко впереди, что ты меня просто не видел.
Скорей, твой зад маячил перед носом у феспийцев.
Тебе не идет зависть, мой друг.
Пошевеливайтесь, воины!
Наваливайте гору из персов повыше!
Если я не ошибаюсь, нас ожидает жаркая ночь.
Пятьсот лет служили они злой воле персидских царей.
Их глаза черны, как ночь.
Их зубы превратились в острые клыки.
Личная гвардия самого царя Ксеркса, элита персидской армии.
Они лишены души.
Самое безжалостное войско во всей Азии...
Бессмертные.
Проявилась роковая черта богоподобного царя - его гордыня.
Его легко задеть и легко провести.
Раны и усталость еще не успели нас ослабить, а безумный царь уже бросил против нас свои лучшие силы.
Ксеркс клюнул на приманку.
Спартанцы, налегай!
Бессмертные.
Мы проверили, так ли это на самом деле.