Лучше бы вы доверились вашему разуму.
Твое кощунство уже и так нам дорого обошлось.
Не усугубляй его.
Мы посоветуемся с оракулом.
Слабоумные мракобесы.
Жалкие наследники тех времен, когда Спарта еще не восстала из тьмы.
Хранители бессмысленной традиции.
Традиции, которой не смеет пренебречь даже Леонид, ибо он обязан чтить слово эфоров.
Таков закон.
И ни один спартанец — ни свободный, ни подневольный, ни мужчина, ни женщина, ни раб, ни царь не может подняться над законом.
Эфоры выбирают прекраснейших спартанских дев, чтобы те жили среди них в качестве прорицательниц.
Их красота — их проклятие, Ибо старые уроды не чужды похоти, а души их черны, как ад.
Молись ветрам
Спарта падет.
Вся Греция падет.
Людям не верь, но почитай богов!
Почитай Карней!
Спускаться вниз царю еще труднее.
Напыщенные выродки.
Никчемные, больные, гниющие заживо, алчные.
Воистину, теперь богоподобный царь благоволит вам, о, мудрые и благочестивые мужи.
Да.
И когда Спарта сгорит, вы будете купаться в золоте.
Вам будут доставлять новых прорицательниц каждый день со всех уголков Империи.
Твои губы могут довершить то, что начали пальцы.
Или прорицательница лишила тебя и желаний?
Слова одурманенной девицы не могут заставить меня отказаться от стремления тобой обладать.
Почему же ты такой отстраненный?
Потому что выходит, что хоть она и послушная рабыня распутных стариков, прорицательница своими словами может разрушить все, что мне дорого.
Так вот почему мой царь лишился сна и покинул теплое ложе?
Влиять на настроение моего мужа могут слова лишь одной женщины.
Мои слова.
Так что же должен сделать царь ради спасения своего мира, если даже те законы, которые он клялся блюсти, принуждают его бездействовать?
Главное — не то, как должен поступить спартанский гражданин, или муж, или царь.
Задай лучше себе другой вопрос, мой любимый: как должен поступить свободный человек?
— Все собрались?
— Как ты приказал.
Три сотни.
И у каждого есть сын, который продолжит их род.
Мы с тобой, правитель.
За Спарту!
За свободу!
До самой смерти!
Это твой сын.
Он еще слишком юн и вряд ли успел познать женскую ласку.
У меня есть другие сыновья.
Астин никому не уступит в силе и храбрости.
Он не моложе, чем были мы с тобой, когда впервые вместе пошли в бой.
Ты хороший друг, но командир ты еще лучше.
О добрый царь!
О добрый царь...
Оракул сказал свое слово.
Эфоры сказали свое слово!
Мы не должны воевать!
Таков закон, правитель Спартанская армия не может идти на войну.
И не пойдет.