Отец!
Царь!
Аркадийцы!
Вперед!
Вперед!
Покажем спартанцам, на что мы способны!
Вперед!
Они кричат и сыплют проклятья, разя мечами и копьями наобум.
Они скорее драчуны, чем воины.
Они сеют вокруг себя хаос.
Отважные дилетанты, они справляются с отведенной им ролью.
Бессмертные...
Они не выдержали испытания, которое им уготовил наш царь.
И тот, кто вообразил себя богом, чувствует, как по спине его бегут абсолютно человеческие мурашки.
Нашему царю!
И нашим павшим героям!
Кого Ксеркс осмелится послать теперь?
Кого?!
Теперь ничто не сможет нас остановить!
И вот даже царь позволяет себе надеяться не только на славную смерть в бою.
Безумная надежда, но она есть.
Вопреки напору несметных азиатских орд, вопреки всему, мы справимся.
Мы сможем удержать Огненные врата.
Мы сможем победить!
Рассвет.
Кнуты свистят.
Варвары воют.
Те, кто идут сзади, кричат: "Вперед!"
А те, кто впереди, кричат: "Назад!"
Перед нами предстает нелепое чудище, исторгнутое из самых темных закоулков империи Ксеркса.
Когда мускулы его приспешников оказались бессильны, они пустили в ход свою магию.
Сто народов обрушились на нас, войско со всей Азии.
Но в этом узком проходе их численное превосходство теряет всякий смысл.
Они гибнут сотнями.
И мы посылаем их израненные тела и трепещущие сердца назад к ногам Ксеркса.
Царь Ксеркс недоволен своими военачальниками.
Он их наказывает.
Ксеркс бросает в бой своих чудищ, доставленных чуть ли не с края земли.
Но эти твари неуклюжи, а шагать по горам персидских трупов так скользко.
Ты еще жив?
Кто-то должен прикрывать твою спину.
Прости, я тут немного занят.
Построиться!
Астин!
Мой сын!
Астин!
Нет!
Битва продолжается.
У нас немного потерь, но каждый убитый — чей-то друг или близкий родственник.
Увидев обезглавленное тело своего сына командир покидает строй.
Он обезумел, он опьянел от крови.
Наполненные болью вопли командира, потерявшего сына, для врага страшнее, чем самые громкие боевые барабаны.
Три воина едва могут унять его и утащить обратно к своим.
Этот день остался за нами.
Но песен никто не поет.
Твои боги жестоко обошлись с тобой, так тебя изуродовав, друг Эфиальт.