Но всему приходит конец.
Нельзя же всегда выигрывать.
Кто ты? Сатана?
У меня столько имён.
Зови меня папой.
Мэри-Энн это знала.
Она знала.
Знала и поэтому, ты погубил её.
Ты обвиняешь меня в её смерти?
Надеюсь, ты шутишь.
Ты мог спасти Мэри-Энн, если бы только захотел.
Ей нужна была лишь твоя любовь.
Но ты был слишком занят.
Это ложь.
Признай, ты стал подыскивать ей замену, как только сюда приехал.
Это неправда.
Ты ничего не знаешь о нас!
Я на твоей стороне!
Ты лжец!
Там у тебя нет будущего!
Не валяй дурака!
И не морочь себе голову!
Я говорил "позаботься о жене"!
Что я сказал тебе?
"Все тебя поймут".
Разве я не говорил?
И что же ты ответил?
"Знаете, чего я боюсь, Джон?
"Я брошу дело, она поправится, и я возненавижу её".
Помнишь?
Теперь я всё понял.
Ты заманил меня в ловушку.
А кто тебе велел вытаскивать из дерьма мистера Геттиса?
Это же было твоё решение, так?
Ты всё подстроил.
Это твои дела.
А Маэз!
Это же ты додумался!
Попы, йоги, заклинатели змей; и у всех религиозные обряды.
Чья это светлая мысль?
Ты манипулировал мной!
Это была проверка!
Каллен!
Ты знал, что он убийца!
Ты видел те фотографии!
Как же ты поступил?
Вытащил на суд ту лживую суку!
Ты нанял меня.
Поручил это дело!
Ты заставил её лгать!
Я тут ни при чём, Кевин!
Тогда, в вагоне метро, что я тебе сказал?
Помнишь мои слова?
Может, пора тебе проиграть.
Ты не согласился.
Проиграть?
Я не проигрываю!
Я выигрываю!
Выигрываю дела!
Я же адвокат!
Это моя работа!
Это моя обязанность!
Что и требовалось доказать.
Определённо, тщеславие мой самый любимый из грехов.
Как он фундаментален.
Себялюбие.
Такой естественный наркотик.
И дело не в том, что ты не любил Мэри-Энн, Кевин, просто ты гораздо больше был увлечён кем-то другим.
Собой, любимым.
Ты прав.
Всё это так.
Я позволил ей умереть.
Не суди себя так строго, Кевин.
Ведь ты желал чего-то большего.
Поверь мне.
Я жил, не думая о ней.
Нельзя во всём винить себя.
Ты уже очень многого добился.
Я не облегчал тебе путь.
Не мог.
Ни тебе, ни твоей сестре.
Точнее, единокровной сестре.
Сюрприз.
Ничего сцена, да?
Не давай ему запугать себя.
У меня так много детей.
И так много было разочарований.
Ошибка за ошибкой.
И вот появился ты.
Вы оба.
Чего ты от меня хочешь?
Чтобы ты был самим собой.
Я так скажу тебе, сынок, чувство вины это как мешок с кирпичами.
Брось его и все дела.
Я знаю, как тебе тяжело.
Я тоже через это прошла.
Иди ко мне.
Иди.
Сбрось с себя груз.
Я не могу этого сделать.
Для кого ты таскаешь эти кирпичи?
Для Бога?
В самом деле?
Для Бога?
Хорошо, я открою тебе один секрет нашего Бога.
Ему нравится наблюдать.
Он большой проказник.
Задумайся об этом.
Он дарует человеку инстинкты.
Это великолепный подарок, но что он делает потом?
Ради собственного развлечения, для своего частного киноролика, смешных трюков и эпизодов устанавливает запреты.
Хохма на все времена.
Смотри, но не трогай.
Трогай, но не пробуй на вкус.
Пробуй, но не смей глотать.
И пока ты дёргаешься, как кукла на ниточках, чем занимается Он?
От хохота надрывается!
Он - ханжа!
Садист!
Шантажист!
Поклоняться этому типу?
Никогда!
"Лучше править в аду, чем служить на небесах", так?
А почему нет?
Я нахожусь на земле с людьми с самого сотворения мира!
Я вынашивал каждую новинку, о которой мечтал человек!
Я помогал ему во всём и никогда не осуждал его!
Не отворачивался от него, несмотря на все его недостатки!
Я люблю людей!
Я гуманист.
Наверно, последний на земле.
Кто, в здравом уме, станет отрицать, Кевин, что 20 век был исключительно моим веком?
Весь этот век, Кевин!
Весь.
Мой.
Я достиг вершины, Кевин.
Настал мой час.
Наш час.
Кто-нибудь хочет выпить?
Я выпью.
Ты прямо из кожи вон лезешь.
Наверно, я тебе очень нужен.
Чего ты хочешь?
Эдди был прав.
Я хочу, чтобы ты возглавил фирму.
Ты и твоя сестра.
И это всё?
Нет.
У неё сейчас овуляция.
Твоё тщеславие вполне оправданно, Кевин.
Твоё семя это ключ к новому будущему.
Твой сын будет сидеть во главе всех столов мира, мой мальчик.