Не знаю, как вас по отчеству, Глаша, но вы просто прелесть, а не женщина.
Просто взбитые сливки!
Вот на мой аппетит вас можно целиком, за один присест скушать.
Ей-Богу!
Вот так вот намазывать по кусочку на хлеб и жевать даже без соли.
Да уж какая есть.
Да ладно вам скромничать.
Определенно хороша Глаша, да не наша.
А с чего это вас так разнесло?
Неужели с парного молока?
Хватит!
Бери бидон, да пойдем.
За маслом потом придешь.
Когда потом-то, когда?
Я такие глупости не люблю, враз остынешь.
Ругаться будем?
Ох, ругаться будем!
Иди сюда!
Ну, что?
Я сейчас закричу.
Гликерия!
Чего ты там запропастилась, подолом ко льду примерзла, что ли?
Иди скорей!
И чтоб кобылу мне в два счета привела!
За Дон будете отступать, или останетесь?
Интересуюсь на всякий случай.
Сейчас будем уходить, солдатик.
Может и ты с нами?
Нет, нам пока не по пути.
Но если уж доведется, то где встретимся, Глашенька?
Да вроде уже ни к чему встречаться нам.
Если уж так захочешь повидать, что будет невтерпеж, в лесу, на той стороне Дона поищешь.
Мы далеко от хутора не пойдем.
Понял.
Пойду, Сашка, а?
Старшина ругаться будет, не ходи.
Я бы не пошел.
Да ноги меня сами несут туда.
Эх, Глаша.
Если бы не война, согласился бы с ней всю жизнь под коровьим брюхом сидеть и за дойки дергать.
За чьи дойки?
Это неважно.
Пойду.
Что я псих, что ли, от масла отказываться.
Не врагу же его оставлять!
Если масло дают, иди!
Воздух!
Я возвращаю ваш портрет, Я о любви вас не молю...
Один готов!
Серьезная же у него начинка!
Ну вот!
Если бы эти черти поднебесные, зенитчики, всегда так стреляли!
Патрон!
Держи!
На нас идут.
Пикировщики, сейчас палить будут.
Вот они, пошли!
Три корпуса, четыре, бей их!
Патрон!
Бей его, стерву, бей скорей!
Патрон!
Чего заснул, Петя, чего заснул, спрашиваю?
Ты не ранен?
Петя?
Уйди, Сашка!
Долетался,твою в гробину мать!
Долетался.
Вот так, примерно, надо их бить!
Ничего не скажешь, ловко ты его долбанул.
Вольно.
Лопахин, к лейтенанту!
Молодец, Лопахин!
Видал, как я его завалил?
Гляжу, он раком стоит, головой мотает и спрашивает Федя, меня не убили?
А глаза у него на лоб вылезли.
И пареной репой от него пахнет.