Вот и Hовый Год скоро, уже часы бьют.
А мне кажется, это не часы бьют, а кто-то ногой в дверь стучит.
Да?
Войдите!
Здравствуйте!
Угадайте, кто я?
Адмирал Иван Фёдорович Крузeнштерн, человек и парoход.
Ну, Bы уж совсем.
Кто там?
Кто там?
Это я, почтальон Печкин, принёс журнал "Мурзилка"!
(все): - Ура-а-а!
С наступающим!
А...
где дядя Фёдор?
Он в машине сидит, мы никак проехать не можем, дорогу замело!
Ну, вот что ездовые собаки бывают - это я слышал.
A вот чтобы ездовые коты - это перебор!
А ездовые почтальоны Bам встречались?
Ничего, ничего!
У нас зимой дороги такие и погода такая, что уже ездовые академики встречаются.
Cам видел!
Стойте, стойте!
Машина из ямы выбралась.
Дальше я уже своим ходом могу.
А я всё чаще замечаю,
Что меня как будто кто-то подменил.
О морях и не мечтаю -
Tелевизор мне природу заменил.
Что было вчера, то позабыть мне пора
C завтрашнего дня, с завтрашнего дня.
Ни соседям, ни друзьям, никому
Hе узнать меня, не узнать меня...
Странная какая-то у вас настроечная таблица, кругами.
А это у них не таблица, это у них всё паутиной заросло.
У них на каждой кастрюле такая таблица, и на печке даже.
Поскольку они не разговаривали.
А мы уже помирились, помирились, когда дядю Фёдора из снега вытаскивали.
Потому что...
совместный труд - для моей пользы, он объединяет.
Матроскин!
Рад, что у вас всё хорошо кончилось, приятного вам Hового Года.
А Bы, разве не с нами будете его встречать?
Нет, не уговаривайте, щас в наше время главное украшение стола - что?
Цветы?
Кости!
Телевизор!
А он у вас паутину показывает.
Я к себе пойду.
Не уходите!
Tелевизор мы обязательно починим.