Кончай безумствовать, я только что от Дракона.
У него дрожат перепонки, он нервничает.
Кто сказал?
Сам видел!
Я болен, у меня общая недостаточность.
Люди, сограждане, общество - вон какой бред!
Возлюбите друг дружку, уважайте друг дружку - вон куда заносит.
Можешь сказать честно, как отец сыну, что думаешь о предстоящем бое?
Ланцелот может победить?
Ланцелот?
Стоп, не идиотничать!
Без казенных восторгов, как отец сыну: да или нет?
Может победить или не может?
Может.
Но не Дракона, и не в этот раз.
И не Ланцелот.
Я сказал, не идиотничать.
И не победить.
Ну прошу тебя один раз правду, может или не может?
Соберемся с силами.
Соберемся, сынок.
Сил нам не занимать.
Ох, штормит сегодня.
Разбушевалася стихия.
Ты меня спрашиваешь, может ли Ланцелот победить Дракона?
Я тебе отвечаю как сыну, искренно.
Может.
Один раз не побояться, собраться с силами взять его за глотку и мордами, наступив на хвост, и мордами его, гада, понимаешь...
Вот так думают некоторые и ошибаются.
Потому что нашего Дракона победить может только он сам.
Он и не таких побеждал, как он.
Теперь подумаем, нужно ли ему это?
Не хочешь, папа, по-человечески?
Не хочу, сынок.
Я еще не сошел с ума.
Вернее, сошел, но не до такой степени.
Вообще-то за такой вопрос я тебе должен был плюнуть в глаза.
И когда будешь докладывать о нашем собеседовании, скажи, что я в тебя плюнул.
Скажу.
Очень хорошо провел весь разговор, сынок.
Я горжусь тобой.
И не как родитель, а как близкий тебе человек, знаток.
Мы не умели так.
Я ведь тоже отца закладывал, но письменно.
А вы, молодые, сейчас глубже идете, душевно, понимаешь, с разговорами.
Какая молодежь у нас!
Извини, дела.
Ну чего тебе?
Он сейчас придет.
Оружие для господина Ланцелота.
Вам тоже запретили видеться со мной?
Нет, не запретили.
Тогда я рад видеть Вас.
А я не рада.
Можно я постою с Вами рядом?
Вас здесь убьют.
А Вас разве не убивают?
Нет, меня уже убили.
Такую славную барышню?
Какое слово чудное!
Вы сегодня прекраснее, чем вчера.
А Вы скажите еще раз.
Что?
Барышня.
Вы действительно мне нравитесь, барышня.
Знаете, если я Вам действительно нравлюсь, Вы бы взяли и похитили меня.
Да, верно.
Или уговорили бы меня и потихонечку увезли бы отсюда.
Все верно.
Но вот беда, рыцари ничего не могут потихонечку.
Они такие глупые, все делают открыто и честно.
А это здесь никому не нравится, кроме Дракона.
Конечно, открытый человек - отличная мишень.