домкома товарища Швондера".
И даже Энгельса Энгельса приказал своей социал-прислужнице Зинаиде Прокофьевне Буниной спалить в печке"…
Да что такое в самом деле! Что я, управы, что ли, не найду на вас? Я на 16-ти аршинах здесь сижу и буду сидеть!
Убирайтесь из квартиры.-Во! Не лезь, Борменталь!..
Где начальник очистки? - Я председатель домкома Швондер. -А хрен его знает, где твой начальник очистки. Сами его третий день ждём…
Доктор Борменталь, благоволите предъявить Шарика следователю.
Но позвольте, как же он служил в очистке? - Я его туда не назначал…
Это он? - Он самый. Только, сволочь, опять оброс…
Неприличными словами не выражаться!..
Валерьянки ему. Это обморок…
А Швондера я собственноручно спущу с лестницы.. если он ещё раз появится в квартире профессора Преображенского…
Прошу эти слова занести в протокол.
Так свезло мне, так свезло - просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире. Окончательно уверен я, что в моём происхождении нечисто. Тут не без водолаза. Потаскуха была моя бабушка, царство ей небесное, старушке…
Правда, голову всю исполосовали зачем-то, но это до свадьбы заживёт. Нам на это нечего смотреть…