Я до дна, и вы до дна.
Такой у нас порядок.
Спасибо, я все.
Василий Игнатьевич, оставь.
Ну что ты насел?
Я же выпил.
Нет, все народы мира должны с ним пить.
Профессор, я обижусь.
Вот и хорошо.
Я больше не буду.
Мне работать.
Не обратно же выливать?
Что он о нас подумает?
Ладно, только учти, последняя.
Будем здоровы.
Будем здоровы.
Ваше здоровье!
Тостующий пьет до дна.
Я пошел работать.
Так у нас не положено, Палыч!
Теперь надо посидеть.
Хорошо сидим!
Я сегодня утром уже корзину грибов нарвал.
А ты все спишь, лентяй.
Съездил бы за грибами.
Пол-литра бы купил, рюмочку налил, и грибочек один!
И жена у тебя за грибами не ходит.
Плохо он воспитывает свою жену.
Я тебе, Палыч...
А вот у вас за рубежом грибные леса есть?
За рубежом грибных лесов нет.
Грибные леса везде есть.
Ладно, можете не торопиться.
Что-нибудь придумаем взамен.
Только что со Скофилдом делать?
Ведь та же петрушка получится.
Нет, Георгий Николаевич.
Скофилд - это мое.
Ну, это я...
на коленях...
Ладно, подумаем.
Да нет, это не так.
Плыли к Марусеньке белые гуси...
Бузыкин, я перепечатала.
Сейчас все получилось.
Слушай!
"Горестная жизнь плута. Земля была беспорядочно замусорена, уродлива. Консервные банки, клочья газет, мотки проволоки валялись на ней. Между черными столбами были протянуты веревки, на них висело серое белье. Старик в белой одежде..."
Кончай трепаться!
У тебя резиновые сапоги есть?
Биллу я дам.
Зачем сапоги?
По грибы идем.
Человек грибного леса не видел.
Вернется, будет что рассказать.
Нет, вы как хотите, я не могу.
Туда и обратно.
Всего и делов-то.
Всего и делов-то.
Нравится наша природа?
Да, очень.
Тебе хотелось бы пару деньков отдохнуть на свежем воздухе?
Хотел бы, да!
Смогу устроить.
Спасибо.
Есть знакомый в санатории.
Главный врач.
Туберкулезный санаторий, но это не опасно.
Врачи работают, и ничего.
Тебе на когда?
Спасибо, я сейчас очень занят.
Если возможно, в следующий приезд.
Возможно.
Тогда через Палыча сообщишь мне.
Палыч, если надо, я и тебе могу сделать.
Нет.
Зря.
Не тот лес.