Ладно, голодай дальше. Мне-то что? Мерзни.
Есть что-нибудь? - А, это ты.
Учти, у тебя будут неприятности.
Спасибо.
Джо, а ну-ка вернись.
Нелли, детка, если ты насчет субботы, то я всё объясню.
Каков подлец. Я потратила четыре доллара на прическу,
купила новое нижнее белье,
испекла огромную пиццу,
а где ты был? - Где ты был?
С тобой. - Со мной?
Помнишь, у тебя болел зуб?
У него вскочил флюс, всю челюсть раздуло.
У меня?
Да, конечно.
Я возил его на переливание крови. - Да, у нас одна группа.
Пятая. - Да?
Я тебе всё возмещу. - Возместишь, только очень нескоро.
Когда найду работу, отведу тебя в лучший ресторан.
Так как насчет работы? У Полякова что-нибудь есть для нас?
На ваше счастье, ему как раз сейчас нужен контрабас.
И саксофон.
Да?
Да.
Что за работа? - Три недели во Флориде.
Отель <<Семинол-Риц>> в Майами. Дорога и расходы оплачены.
Ну скажи, разве она не прелесть? Бежим к Полякову.
Он занят. Придется подождать. - Ладно.
Глэдис, целых три недели во Флориде
с Милашкой Сью и ее джаз-бандом.
Ей нужны саксофон и контрабас.
Что значит <<кто говорит>>? Это Поляков. Предлагаю работу.
Глэдис, ты слышишь?
Глэдис.
Не вышло. Она играла сто двенадцать часов на танцевальном марафоне,
теперь потеряла рассудок. - Пусть поищет.
А Кора Джексон?
Я слышал, она сейчас играет с Армией Спасения.
Дрексел девяносто сорок четыре.
Какие идиотки.
Всё упаковано, мы готовы ехать в Майами, и что теперь?
Саксофонистка сбегает с разносчиком Библий, а контрабасистка беременна.
Бинсток, я тебя уволю.
Меня? Я менеджер, а не ночной сторож.
Алло, можно Бесси Мэлоун.
То есть, как в Филадельфии?
Вы серьезно?
Бесси отрастила волосы и играет со Стоковски.
Черная Бесси? - Теперь играет с филармонией.
А что с Розмари Шульц?
Вскрыла вены, когда умер Валентино.
Нам тоже придется вскрыть вены, если мы не найдем двух девушек.
Нам всё равно, где вы их найдете. Чтобы в восемь они были в поезде.
Если я кого-то найду, обещаю, что в ту же минуту я дам вам знать.
Пока, Сиг. Не хватало мне еще одной язвы.
Нелли, дай междугородную.
Сиг, нам надо поговорить. - Насчет Флориды.
Нелли нам сказала. - Мы не опоздали?
Тоже мне шутники. Убирайтесь.
Дайте агентство Уильяма Морриса в Нью-Йорке.
Вам нужны контрабас и саксофон? - Инструменты нужны, вы - нет.
Позовите мистера Морриса.
Чем мы не подходим? - Фигуры у вас не те.
А кто вам тогда нужен? Горбуны? - Дело совсем не в горбах.
Да что это за оркестр?
Им нужны до двадцати пяти лет. - Мы подходим.
Светловолосые. - Мы покрасимся.
Им нужны девушки.
Мы можем.......
Мистер Уильям Моррис? - Значит, это женский оркестр?
Да. А старуху Нелли я придушу.
Давай поговорим. Почему мы не можем?
Мы работали в цыганской чайной и носили золотые серьги.
А, помнишь, мы играли в гавайском ансамбле и носили юбки?
Что с ним? Он пьян? - Он просто голоден,
и пустой желудок ступил ему в голову.
Джо, три недели во Флориде. А одежду мы позаимствуем у хористок.
Ты свихнулся? - Конечно. Он правильно говорит.
Мы достанем подержанные парики, привяжем подушки.
Мы будем Джозефина и Джеральдина.
Джозефина и Джеральдина?
Ребята, если хотите сегодня подзаработать,
в Иллинойском университете состоятся танцы в честь дня святого Валентина.
Согласны.
Шесть долларов на каждого. Поедете в Урбану к восьми часам.
Ради одного вечера ехать в Урбану?
Это двенадцать долларов. Можно выкупить одно пальто.
Алло, мистер Моррис, это Поляков из Чикаго.
У вас не найдутся две свободные музыкантши?
Саксофонистка и контрабасистка.
Если у мистера Морриса нет... - Идем, Джеральдина.
Это сто миль. На улице идет снег. Как мы доберемся?
Я знаю как. - Ну и как, ну и как?
Не дави на меня.
Привет, девочки. - Я бы тебе шею свернул.
Джерри, так не разговаривают с дамой.
Крошка, что ты делаешь вечером?
Вечером? А что? - У меня есть планы на вечер.
Ничего не делаю. - Правда?