Я никогда не лгал.
Ладно, молчи.
Отвечать только на вопросы.
Садитесь.
Зачем прибыли в расположение белых?
Зачем приехала сюда именующая себя Серафимой Корзухиной?
Я уверен, я знаю, что она действительно Корзухина.
Но Корзухин при вас сказал, что это вранье.
Он солгал, он просто испугался.
Чего это он испугался?
Пишите, я буду диктовать.
Так вам будет легче.
Но предупреждаю, если остановитесь, пеняйте на себя.
Пишите: " Я, нижеподписавшийся Голубков Сергей Павлович, на допросе показал..." Двоеточие.
"Серафима Владимировна Корзухина..." - Она больна.
Не останавливаться.
"Приехала в район, занятый вооруженными силами юга России, для коммунистической пропаганды и связи с подпольем" .
Не останавливаться.
Приват-доцент...
И подпись.
Благодарю за чистосердечное показание.
Гурин, выведи и отпусти.
Скунский, оцените документ.
Сколько даст Корзухин, чтобы откупиться?
Здесь, у трапа? 10 тысяч долларов.
В Константинополе меньше.
Советую у Корзухиной получить признание.
Задержите посадку Корзухина на корабль хотя бы на час.
Моя доля?
Гурин, хватай ее, черт возьми!
Спасите!
Помогите!
На помощь!
Хоть кто-нибудь!
Скорее!
Помогите!
Помогите!
Помогите, здесь преступление!
Спасите!
Помогите!
На помощь!
Спасите!
Помогите!
Спасите!
Гурин, вырви у нее документ!
Чарнота!
Отними документ!
Посмотрите, что они заставили его написать.
Попрошу немедленно очистить помещение контрразведки.
Гурин, зови караул!
Это было у моря, где ажурная пена, Где встречается редко городской экипаж.
Королева играла в башне замка Шопена, И внимая Шопену, полюбил ее паж...
Купите дом.
Беру любую валюту, можно фальшивые.
Боже мой, какая нелепость.
Почему я здесь сижу?
Замолчите, ваше превосходительство, дайте слушать.
Но согласитесь, я в странном положении.
Ах, Боже мой, какой идиот.
Я товарищ министра.
Вы ответите за это.
Ах, какой тяжелый человек.
Официант!
Еще бутылку.
Я в туалет, надеюсь, вы не против.
Семен, проводи.
А вы чего здесь торчите?
Я жду главнокомандующего.
Знаете, чего вы дождетесь?
Красных.
На корабль.
Не принимает главнокомандующий.
Вас ждут.
Господа!
Слава Богу.
С нетерпением ждал вас.
Холодно.
Что?
Ну что?
Все ушли?
Конницу по дороге сильно трепали.
Можно считать, ушли.
А я сам уютно ехал.
Забился в уголок купе.
Ни я никого не обижаю, ни меня никто.
В общем, сумерки, как в кухне.
Я вас не понимаю, о чем вы?
В детстве это было.
В кухню раз в сумерки вошел.
Печь.
Тараканы на плите.
Я спичку зажег, они побежали.
Спичка погасла.
Слышу, они лапками шуршат: шур-шур, мур-мур.
И у нас мгла и шуршание.
Смотрю и думаю, куда бегут?
Как тараканы, в ведро с кухонного стола - бух!
Благодарю вас за все, что вы, с вашим громадным стратегическим талантом сделали для Крыма.
И больше вас не задерживаю.
Я сам сейчас переезжаю в гостиницу.
К воде поближе?
Если вы не перестанете забываться, я вас арестую.
Предвидел.
В вестибюле мой конвой, произойдет скандал, я популярен.
Нет, тут не болезнь.
Уже целый год вы омерзительным паясничеством прикрываете свою ненависть ко мне.
Не скрою, ненавижу.
Зависть.
Тоска по власти.
Нет.
Ненавижу за то, что вы меня вовлекли во все это.
Где обещанные союзные рати?
Где Российская империя?
Как вы могли вступить в борьбу с ними, когда вы бессильны?
Вы стали причиной моей болезни.
Впрочем, теперь не время.
Мы оба уходим в небытие.
Я не держу вас больше, генерал.
Гоните верного слугу.
Клоун.
Эй, кто тут есть?
Солдат!
Суд, садись!
Суд, садись!
Суд, садись!
Не молчи, Крапилин.
Скажи что-нибудь.
Виноват.
Но меня обещали допустить к вам.
Все ушли куда-то...