Вы были в Крыму, я вас узнал.
Действительно, я некоторое время проживал в Крыму, когда там бушевали эти полоумные генералы.
Но я тогда же уехал из России, никаких связей с ней не имею и иметь не намерен.
Должен вам сказать, что в моем доме проживает в качестве секретаря русская эмигрантка.
Это существо настолько тронуло мое сердце, что я...
намерен вскоре на ней жениться и поэтому всяческие разговоры...
о якобы имеющейся у меня жене мне неприятны.
Я понял, она вам мешает.
Что ж, очень хорошо, пусть она вам не жена, так даже лучше.
Но надо вырвать ее из нищеты.
Дайте мне взаймы тысячу долларов, я вам свято верну.
Я отработаю, я поставлю это целью жизни...
Я так и предполагал, что разговор о мифической жене приведет именно к долларам.
Тысячу, я не ослышался?
Тысячу.
Я похож на сумасшедшего?
Нет, скорее, я похож на сумасшедшего.
В таком случае, господин Голубков, я думаю, вы не будете настаивать, чтобы я отдал незнакомому человеку целую тысячу долларов.
Нет, я не буду настаивать.
Но я хочу вам сказать, что вы самый страшный человек, какого я когда-либо встречал.
Прощайте.
Женераль Чарнота!
Парамоша, родной!
Парамоша!
Парамон, дорогой!
Здорово, Парамоша.
Мы разве встречались?
Да ты что, Парамон, грезишь?
А Севастополь?
Да, да, как же.
На брудершафт мы пили?
Коли встречались, наверное, пили.
Простите, вы, кажется, в кальсонах?
А почему тебя это так удивляет?
Я, кажется, не женщина, коей этот вид одежды не присвоен.
Так вы что же, так и по Парижу шел?
Да нет, по Парижу я шел в штанах, а в передней у тебя снял.
Что за дурацкий вопрос, Парамон?
Ну что с тобой, Парамоша, что?
Твои соотечественники, которые за тебя же боролись с большевиками, стоят перед тобой, а ты им отказываешь в пустяковой сумме?
Да ты представляешь, что в Константинополе Серафима голодает?
Я полагаю, эта тема исчерпана.
Ну, Парамон!
Я, грешный человек, нарочно бы записался к большевикам, чтобы тебя расстрелять!
Расстрелял бы, и мгновенно обратно выписался.
Постой...
Что это такое?
Карты?
Ты что, играешь в карты?
Да, в девятку, и очень люблю.
Ну так, сыграй со мной.
Я, видите ли...
Люблю играть на наличные.
Голубков, иди-ка сюда.
Дай мне Хлудовский медальон.
На, я ухожу.
Да никуда ты не уйдешь.
Ложись на диван, спи.
Приличная вещь.
Ну что же...
10 долларов.
Но однако, Парамон, эта вещь стоит гораздо больше.
Но я вижу, ты в этом ничего не понимаешь.
Ладно, пошло.
Ну-с...
На сколько?
На эти 10 долларов.
Девятка.
Прошу на квит.
Еще?
Да.
Домбле.
Парамон!
Еще раз на квит.
Еще карточку?
Да.
Семь.
Восемь.
В таком случае, еще раз на квит.
Как зовут твоего раба?
Антуан.
Антон!
Антон, принеси, голубчик, что-нибудь и закусить.
Карточку?
Еще.
Так, простите, на сколько?
Естественно, на квит.
160.
Идет.
Пошло.
Вновь домбле.
Что домбле?
А, домбле.
Попрошу наличными.
Григорий Лукьянович, брось все это теперь же.
Опомнись, уйдем.
Ты азартный, Парамоша.
Вот что тебя губит.
Семь.
Семь с половиной.
Нет, шучу, восемь.
Пошло!
Еще.
Мое.
Как твое?
Так, мое.
Тучи, вьются тучи, Невидимкою луна освещает снеглетучий, Мутно небо, ночь мутна.
Сил уж нет кружиться боле, Колокольчик вдругумолк, Кони встали, что там в поле?
Кто их знает, пень иль волк.
Пень иль волк.
Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь...
Душно.
Прости.
Всё.
Парамоша, вот эта моя.
Парамоша, у тебя нет газеты, завернуть?
Жалко, в кальсонах нет этого...
карманов.
Нет газеты.
Отдай мне наличные, я тебе выпишу чек.
Да?
Парамоша...
Газеты нет.
Парамоша, ты что, разве в каком-нибудь банке выдадут 20 тысяч человеку, который пришел без штанов?
Нет, спасибо.
Значит, нет газеты, Парамоша?
Нет, отстань.
Странно.
Я выиграл столько денег.
Отчего мне так грустно?