Популярные

Что ещё велел передать Евгений Петрович?
Детали всякие.
Ну, как это устроить.
Да и ещё, этому Горбатому вашему.
Сказал так, что если не отобьёт его у муровцев, сдаст он его самого и людей его сдаст.
Ладно.
Сейчас вы поедете со мной и расскажете, что и как, все детали.
Нет.
Такого уговора не было.
Я Фоксу обещал вас найти, всё обсказать как надо, а чтоб с вами куда-то ехать, вашими делами заниматься я не...
А тебя, мусор, никто не спрашивает!
Лезь в машину!
Да вы чего?
Вы чего?
Мужики!
Да вы...
Да что вы?
Ну что, в натуре, мужики.
Хвоста не было?
Бережёного и Бог бережёт.
Быстрее!
Надо что-то делать, Глеб!
У ходят, уходят.
Глеб Егорыч, ведь уйдут.
Глеб Егорыч, тут есть телефон.
Может, сообщить постам?
Сообщи, сообщи, Ваня!
Ну, что ты стоишь, Глеб?
Надо что-то делать!
Ведь они убьют его!
А ну, в машину!
Быстро!
Немедленно установите место нахождения и дайте все данные на хлебную автомашину фургон М-М.
8-1-11.
8-1-11.
Ждём!
Хотя номер этот, наверняка, липовый.
Соедини меня с Панковым.
Завязать ему глаза?
Не надо.
Он уже ничего не расскажет.
Давай!
Иди!
Чё, чё, чё ты пихаешься?
Иди!
Топай!
Собака лаяла на дядю фраера.
Ну что ты лыбишься, как параша?
Дурак ты!
Был бы на моём месте стукач, ты бы уже полдня на нарах куковал.
Я тебя ещё в кинотеатре срисовал, как ты вокруг меня ошивался.
Да не ори ты!
Я тебе, крыса противная, нос откушу!
Слюни подбери, после тебя не утереться.
Сядь, Промокашка!
Сядь!
Не мелькай!
Баклан.
Ну, здравствуй, мил человек.
Проходи, гостем будешь.
В гости, между прочим, по собственной воле ходят, а не силком тягают.
Это смотря к кому.
Я, например, если в гости зову, ко мне на всех четырёх поспешают.
Сядь, сядь!
Выпьем, закусим, о делах наших скорбных покалякаем.
Выпьешь?
Нальёте - выпью.
Клаша!
Ну, за что мы выпьем?
А за что хотите!
За твоё здоровье пить глупо.
Оно ведь тебе больше не понадобится, здоровье хорошее.
Это почему же так?
Есть у нас сомнение, что ты, мил человек, стукачок.
Дурилка картонная.
Обмануть хотел.
Тогда давай за твоё здоровье выпьем!
Ты, видать, себе 2 века намерил.
Никак грозишься?
Да чем же я тебе пригрожу?
Когда вокруг тебя кодла с пушками да перьями, в придачу.
От меня тут за 1 минуту ремешок останется.
А дружки твои из МУРа, что же?
Слушай, папаша, вчера в это же время, ...
твой дружок Фокс, мне замечательные слова сказал: ...
самое, говорит, дорогое на земле, это глупость, ...
потому что за неё дороже всего приходится платить.
Это ты к чему?
А к тому, что мне моя глупость, по самой дорогой цене обойдётся.
Глупость и жадность.
Хотелось деньжат немножко по-лёгкому срубить.
Вот я и чувствую, вы меня ими досыта и накормите.
Правильно делаешь, гони её прочь, тугу печаль.
Ты не бойся, мы тебя не больно зарежем.
Чик, и ты уже на небесах.
Стоило меня за этим через весь город таскать.
Ты что, торопишься?
Да нет, я могу ещё лет 50 подождать.
А вот мы не можем, поэтому и приволокли тебя сюда.
Если не хочешь принять смерть жуткую, лютую, расскажешь нам что вы там в МУРе с Фоксом, сделать удумали.
Оставлю я вам адресок.
Черкнёте открыточку.
Потом когда-нибудь, всё так, мол, и так.
Умер ваш сын, не ждите зря, всё-таки зла-то я вам не сделал.
В Москве живёшь?
Да нет.
Ярославская область, деревня Бугры, совхоз ''Знаменский''.
Ты что ж, деревенский, что ли?
Да какой я деревенский.
У меня 101-й км, вот я там в совхозе шофером-то и подъедаюсь.
Документы есть?
Всех документов 1 бумажка.
Сидоренко Владимир Иванович.
Изменить меру пресечения на подписку о невыезде.
Небось, на Петровке целая канцелярия такие справки шлёпает.
Как говорится: чем богаты...
Больше-то всё равно ничего нет.
А как же ты к Фоксу попал?
Это не я к нему, это его ко мне бросили-то3 дня тому назад.
А ты что там делал?
Да ни за что неделю продержали.
Я привёз на завод ''Станколит'' картошку в ОРС.
У них с нашим совхозом договор.
Разгрузился, возвращаюсь назад, а на Сущёвском на красный свет выскакивает ЗИС-101 и в меня с полного ходу.
Шарах!
Мне-то, конечно, хоть бы хны, малость поцарапало и всё.
А их, в легковой, там всё в кашу.
Ну, конечно, орудовцы, хмыри из ГАИ, подполковник на Виллисе приехал.
Крик, шухер.
До небес!
Хватают меня и в машину.
А у меня с утра маковой росины...
Ну, в общем, составляют протокол, анкету заполняют.
А как дошло дело до моей первой судимости, ну тут они прямо взъелись.
А не было ли у тебя, сукин сын, умысла на терракт?
Ну вот, сижу я в предвариловке.
Парюсь, парюсь неделю.
А 3 дня назад объявляют мне, что водитель легковой был в сильном опьянении, как будто это не в тот же день-то выяснилось, а позавчера только.
Правда мне Евгений Петрович ещё 3 дня сказал: твоё дело чистое.
Скоро на свободу выйдешь.
Нет у них ничего, а то бы одними очняками замордовали.
А почему тебе Фокс поверил?
Ну, это уж я не знаю.
Может, показался я ему.
Ну, а, скорее всего, другого выхода у него не было.
Вообще-то он так мужик-то рисковый.
Он мне говорит: ''Для меня жизнь без риска, как еда без соли''.
Да, дорисковался, гадёныш.
Говорил я ему!
Говорил!
Кабаки и бабы доведут до цугундера.
Зря вы так.
Тихо.
Ну, рассказывай, рассказывай.
Карп!
Ну, и значит...
Чего?
Ты на руки-то его погляди.
Из него такой же шофёр, как из Промокашки скрипач.
Что скажешь?
Бабу не проведёшь!
Она сердцем видит.
На то и скажу, что права твоя хозяйка.
Я ведь до войны-то в ресторане на пианино играл.
А шоферить где научился?
Да то отдельная история!
У папашки моего был Форд 32-го года выпуска.
Из-за него, в общем-то, и срок получил.
А дальше?
В августе 41-го арестовали родителя моего.
Ну, папашка суда дожидаться не стал.
Расплёл носки шерстяные, удавочку смастерил и...
Имущество, конечно, конфисковали.
Да, у меня такой папашка был, что вам всем до него дорасти надо.
Он, как потом выяснилось, вагонами воровал.
Ну, Сидоренко.
Может, слыхали такую фамилию?
Ну, дело-то громкое было.
Он ещё начальником станции Москва-Товарная был, из-за любовницы погорел.
Да, гладко рассказываешь.
Дальше!
Ну, а дальше...
Иду я как-то с барышней по Пятницкой, вдруг смотрю, наш ''Форд'' стоит, перекрашенный только.
Ну, свою-то машину как облупленную знал, мог ногтем открыть.
Говорю, ну что, Лёля.
Лёля?
Какая Лёля?
С Елоховской?
С Тверского.
Что, говорю, Лёля, прокачу в последний раз?
А у самого уж повестка военкоматовская была.
Вот так на 7 лет и накатал!
Машина-то эта лётчику какому-то, полковнику заслуженному досталась.
И там, в машине...
я их в глаза-то даже не видел, то ли документы, то ли карты какие-то секретные были.
Ну-ка, иди туда!
К уда?
Вон туда.
Сюда, что ли?
Да, да.
Покажи себя.
Давай, давай!
Сбацай чё-нибудь.
Это и я так могу.
А чё же сыграть-то?
Мурку.
Кольца и браслеты.
Шляпки и жакеты
Разве ж я тебе не покупал?
Совсем другое дело!
Не, не, фраерок, полный!
За что выпьем?
Ну, чего замолчал-то?
Папаша, можно я поем малость?
После казённых харчей, на твоё изобилие смотреть больно.
Ешь, ешь: впереди ночь длинная.
Машину хорошо водишь?
Не жаловались.
Ничего тебе не говорил Фокс о дружке своём?
Убили менты дружка его, застрелили.
Где случилось это?
Не знаю, я там не был, и Фокс не рассказывал.
Сказал только то, что по глупости на милицию налетели.
И корешу его пулю в затылок вмазали, сразу скончался без мучений.
А нам чего велел передать Фокс?
Вам?
Да.
Вам он ничего не велел передавать,он мне посулил денег, если я разыщу его женщину.
А это уж её усмотрение, меня сюда заволакивать.
Ну, что надо делать?
Что говорил Фокс?
Спасать его надо.
А как же я его спасу?
Петровку на приступ возьму?
Этого я не знаю.
Могу рассказать, что он придумал.
А что он придумал?
Сегодня вечером он следователю скажет, что хочет сознаться в ограблении магазина, где сторожа убили.
Зачем?
Ну, как зачем?
По закону ведь положено отвести его на место преступления.
Ну, чтоб там, откуда было видно, что и как происходило.
Так как он ни на какие дела больше не колется, то они ухватятся за это его предложение.
Ну вот.
Надо им всё сфотографировать, задокументировать и...
Это я понял!
Что дальше-то?
Ну, вот, повезёт его не тюремный конвой, а опергруппа, там человека 3-4 и следователь.
Может быть, их 5 будет человек.
Для этого дела дверь в магазине обязательно запрут.
Вот, кстати.
Вот как только запрут дверь, значит, его вскорости должны привезти, это вам сигнал будет.
Он мне сказал, что всё продумал до тонкостей.
Каждую деталь обмозговал.
Он бы, гад, раньше мозговал, как легавым в руки не даваться!
Продолжай.
Дальше план такой: как только его привозят в магазин, дверь сразу закроют снаружи.
Когда вы подъезжаете, вы через чёрный ход попадаете в подсобку и сидите там!
Когда оперы вместе с Фоксом спускаются в подвал и попадают через подвал в подсобку, вы их всех там переколете!
Сил наверняка хватит, сказал он.
Самое главное в этом деле, неожиданность.
И тем же макаром через чёрный ход выходите наружу.
Машина-то на пустыре должна была у вас остаться, и все на машине - вжик!
И всё!
Вот такой вот план.
Толково придумано.
Да, толково.
Очень толково.
У них тоже пушки имеются, половину наших укокошат!
Риск - благородное дело.
Нас всех когда-нибудь укокошат.
Типун тебе на язык!
Больше ничего тебе Фокс не говорил?
Больше ничего, только Ане велел передать: что он за всю компанию хомут волочить не желает, и ему одному ''вышака'' брать скучно.
Если не захотят его верные друзья отбить, он с чистой душой всех отдаст.
Во волк!
Хорошенькие дела.
Ну, какие будут мнения, господа хорошие?
Вы просто обязаны его спасти.
Помолчи!
Ты под пули не полезешь.
Это не женское дело!
Я своё дело не хуже других знаю.
Денежки-то к вам через меня прибежали.
И такой же голос, как все имею.
Тихо, тихо!
Фокса жалко!
Мы от него ещё много пользы поиметь могли.
Ты потому такой смелый, что думаешь в кабине отсидеться, пока мы там будем.
Только ты не рассчитывай: с нами пойдёшь, если решимся.
Да, а водилу потерять не боишься?
Нет, не боюсь.
Я, в крайнем случае, вот его за баранку посажу.
О, он тебя и привезёт на Петровку 38.
А мне один хрен.
Хотите, пойдём мусоров резать, хотите, хоть завтра разбежимся.
Да, тебе один хрен.
Нырнул - и нет тебя, а они как же?
Что вы без меня делать будете?
Хватит базарить!
Надо идти вынимать Фокса с ''кичи''!
Не вытащим его, тогда и нам всем кранты.
Я вот что решаю, мы тебя с собой возьмём.
Это зачем?
А затем.
Если в засаду нас приведёшь мы тебя первого начнём на куски рвать!
Ломтями настругаем.
Тогда режь меня здесь, никуда я с вами не пойду.
Вот это уже теплее.
Да чего, теплее-горячее.
Наплевать мне!
Я-то за что под пули милицейские полезу?
За ваши паршивые 5 тысяч.
А если паршивые, чего же ты соглашался?
Так я ведь на что соглашался.
Вон бабе записку передать и рассказать как там и что, а чтоб вот так вот, под пули или под смертную казнь,- я не согласен.
Лучше режьте меня здесь.
Чем вот так вот, за бесплатно.
А если не бесплатно?
Да несерьёзный это разговор.
Серьёзный!
Тогда цену назови!
Что делать скажи, а то водишь, как козла на поводке.
У тебя сейчас одно дело.
Живым отсюда уйти.
За это ты будешь стараться на совесть.
Не буду!
На, режь меня на куски!
Режь!
Ни у кого бобиком не был и под тебя плясать не стану!
Ну, что вы меня мытарите?
Ну что вы душу из меня рвёте?
Зарежем, задушим, убьём!
Не верите мне, не надо, но вы меня на враках не поймали.
Тебя, когда на враках поймаем, поздно будет.
Граждане дорогие!
Ну, товарищи мазурики.
Ну сами подумайте, ведь вы же не только лихостью проживаетесь, но и разумом тоже.
Ну, был бы я ихний стукач...
Ну, заставили бы меня менты Ане позвонить...
Ну, разве позволили они мне к вам сюда свалиться?
Да там же на месте вот этих двух и её вот взяли бы, а на Петровке по слабому её нутру всё бы о вас вынули: и портреты ваши, и фамилии, и хазы.
А сюда б приехало пару взводиков с автоматами, покрошили бы вас в мелкий винегрет!
И конец!
Да, складно звонишь.
Только об одном забыл: вот не стала бы Аня на Петровке колоться?
Что тогда уголовке делать?
Не стала бы Аня колоться, говоришь?
Может, и не стала бы, но только со мной не такие бобры сидели, и тех в МУРе кололи.
Свинья ты противная.
Свинья.
Деньги любишь, значит?
А кто ж их не любит?
А зачем они тебе?
Зачем?
Нашёл бы зачем.
А вот хоть бы с Лёлькой в Кисловодск закатился.
Ну, хорошо, хорошо.